Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

171

так покруче московского авторитета будет…

        — Я… — с достоинством сказал Жечков, — я… как я мог… четверть областного бюджета…

        — Вранье, — осклабился Чердынский. — Дело не в бюджете. Дело в том, что на тебя коекто мог серьезно обидеться…

        — Кто конкретно? — уточнил Валерий.

        — Я уже сказал — не отвечу…

        — И так все ясно, — усмехнулся московский авторитет, — ты ведь, Алексей, здешнюю шарашку по линии КГБ курировал. А красные друг друга не бросают… Вот только делать они ничего больше не умеют, кроме как заказывать людей. Даже я или Семка Колун — мы выучились, что есть арбитраж, есть юристы, есть закон купленый, а при тебе осталась только чистая уголовщина. Убитый Варковский, убитый Сыч, убитый Колун. Это даже удивительно, Леша, что под вами ходило полстраны, а вы всегото и выучились, что мочить, мочить и мочить…

        — Это немало, Валера, — холодно бросил Чердынский. — Ты сам с этого начинал.

        — Ято с этого начинал, — усмехнулся Нестеренко, — а выто этим кончили.

        — А что мне было делать, Валера? — вдруг осипшим голосом сказал Санычев. — Что мне было делать, если мы могли сделать кучу добра, а денег не было, и на рынок нас не пускали? Если бы мой завод не стал делать кокаин, он бы не стал делать и ничего другого. А люди вокруг бы просто сдохли от пьянства, восемь тысяч рабочих… Здесь депрессивный регион, Валерий. Здесь у людей одно будущее — нарваться на нож во время пьяной драки или сесть за то, что ктото нарвался на твой нож. И я это изменил.

        Валерий откинулся в кресле. Нда. Что и говорить, хорошо герою западного боевика. Он берет штурмом гнездо наркоторговцев, крошит в мелкую щепку всякую упившуюся нечисть, предпочтительно изнасиловавшую пару заложниц или заложников, сжигает кокаин на одном большом костре и пляшет вокруг, размахивая надувным гранатометом и повторяя: «Я самый справедливый!» Легко быть справедливым, когда крошишь в щепку уродов.

        А тут кого крошить в щепку?

        Людей, которые спасли завод?

        — Кто убил Игоря? — спросил Сазан.

        Санычев опустил глаза. Губернатор нервно постукивал пальцами по столешнице. Сазан мельком взглянул на него, Жечков смутился и убрал руки.

        — Я, — спокойно сказал Чердынский.

        Двумя пальцами вынул сигарету изо рта, взмахнул ею в воздухе и неторопливо затушил в стеклянной пепельнице.

        — Игорем занимался я, — повторил Чердынский, — точно так же, как и Корзуном. Эти двое, — небрежный кивок в сторону менеджеров, — были поставлены перед фактом. Когда об этом зашел разговор, Демьян Михайлович был категорически против. Просто устроил мне истерику. И до, и после.

        — То есть отъезд в Америку был только предлогом? — уточнил Сазан. — Ты убил Игоря, чтобы вернуть себе Яну?

        Чердынский брезгливо дернул ртом.

        — Я не принимаю деловых решений изза женщин. Игорь был опасен. Он нам здесь, в России, все сломал — вон Жечков изза него нам изжогу принялся устраивать. Неужели ты думаешь, что он молчал бы в Америке?

        Валерий небрежным жестом сунул руку под пиджак. Чердынский слегка побледнел.

        — Валера, я тебя прошу, подумай о Яне. Она не переживет. Она снова колоться начнет, это я тебе гарантирую, я врач… Получится, что у нее убили двух мужчин за три недели…

        — Я не принимаю деловых решений изза женщин, — сказал Сазан.

        Выстрел в звуконепроницаемом помещении был оглушителен. Пуля попала Чердынскому точно в переносицу, вдавив внутрь дужку очков. Толстые стекла и ошметки кожи брызнули во все стороны. Чердынский медленно завалился в кресло.

        Ствол в руках Валерия плавно качнулся. Теперь дуло глядело прямо в лоб Санычеву.

        — Ты меня кинуть хотел, да? — сказал Валерий. — Ты убил Игоря. Ты убил человека, которого сам звал молодым

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту