Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

138

«шестерок» и большую половину владений. Он знал, что Семен Колунов окажется в тюрьме, куда его прямотаки мечтает упечь Молодарчук,и кто знает — не попадет ли Колун в одну камеру с какойнибудь верной «шестеркой» Спиридона, которая его и зарежет?

        И еще командир СОБРа знал, что ни одно из этих соображений не остановит Колуна. И он выстрелит в лоб представителю закона па глазах десятков людей с тем же хладнокровием, с которым он стреляет в лесу в затылок связанного барыги.

        Первым опомнился Лешка Муха. Он запихал в карман протокол обыска и пакетик с кокаином, схватил под руку застывшую, как статуя, Мирославу и поволок ее к выходу из ресторана, мимо завороженно глядевших собровцев и бандюков. Двое ребят, пришедших с Колуном, посторонились, пропуская их.

        — Вон из моего клуба, — сказал Колун. Командир СОБРа жутковато усмехнулся.

        — Ну ладно, Семен Семеныч, — проговорил он. — Пошутить нельзя, — и обернулся к своим ребятам. — Пошли!

        Те не заставили себя долго упрашивать.

        Когда через десять минут Колун спустился вниз, Лешка и Мирослава ждали его у урчащего джипа. Лицо Колуна было мертвенно бледным в свеге рекламных всполохов казино, «узи» он попрежнему держал в руке.

        — Ну ты попал, Семен, — сказал Лешка, — тебе Молодарчук этого не спустит. Когонибудь из твоих подвезти?

        Колун молча оглядел москвича.

        — Спасибо, Леша, — сказал он, — нам не по пути. Тебе на завод, а мне домой.

       

       

***

       

        Яша Царьков высадился из рейсового автобуса, пришедшего из Марьина, около восьми вечера. На дворе опять заделалась гнусная погода, под конусами желтых раскачивающихся фонарей танцевали мокрые снежинки, и между закутанных по уши пассажиров, обреченно сидевших на тюках в ожидании автобуса, ходил толстый с погонами мент из местной дежурной части. Краем глаза Царьков отметил, что мент подходил только к одиноким мужикам.

        Царьков направился к бойкой бабке, торговавшей в здании вокзала жаркими беляшами, а когда он обернулся, мент был уже рядом с ним.

        — Бабу хочешь? — спросил мент. Он был явно и основательно пьян.

        — Какую бабу? — настороженно осведомился Царьков.

        — Классная баба, — заявил мент, — молодая баба. Красивая баба. Чистая баба. И все удовольствие сто рублей.

        — А чего ты сам не пользуешься? — спросил Царьков.

        — А мы уже попользовались, — ответил мент.

        — Ну показывай, — согласился Царьков.

        Мент провел Царькова мимо потной толпы в привокзальное отделение. В обезьяннике, напротив дежурного, сидел старый завшивевший бомж, и тут же рядом на полу лежала бесформенная фигурка, в которой с трудом можно было узнать существо женского пола.

        — Эй, как там тебя, Олька! Вставай, клиент пришел, — заявил мент, отпирая обезьянник. И деловито обратился к Царькову:

        — С тебя сто рублей.

        — Я больше не могу, — сказала девушка.

        — Я те покажу не могу! — заорал, давясь злобой, привокзальный блюститель порядка. — Как самой для себя промышлять, так в полное удовольствие, а как для других — так не могу! Мы те сказали, пока штраф не соберешь, отсюда не выйдешь!

        В этот момент девушка перевернулась на спину, и Царьков узнал в ней Оленьку Марецкую, ту самую, которую три недели назад застал в его кабинете Валера Нестеренко. Девочка написала заявление, что ее изнасиловал Олег Ковальский, сын первого зама Молодарчука.

        — Давай деньги, — сказал мент, обращаясь к Царькову.

        — Что, прямо здесь? — брезгливо поморщился Яша.

        — С доставкой на дом триста, — ответил мент.

        — Двести рублей, — ответил Царьков.

        У него не было с собой трехсот рублей, а подымать скандал в отделении не хотелось. Это могло кончиться очень печально и для него, и для девушки.

        — Двести

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту