Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

120

ничего не сказал, а молча прошел в предбанник вслед за провожатыми.

        — А Сергей Алексеич внизу, — растерянно сообщила секретарша.

       

       

***

       

        Председатель совета директоров АО «Валентина» в разгар рабочего дня был занят важным делом: он изволил расстреливать из пистолета системы «беретта» председателя нижней палаты Государственной Думы Геннадия Селезнева.

        Председатель палаты был изображен анфас на фанерном силуэте, неожиданно выскакивавшем из створок задней двери тира. В руках у председателя имелся фанерный же «узи», довольно забавно сочетающийся с цивильным пиджачком и одутловатой ряшкой. Кроме председателя Госдумы, в тире на задней стенке наличествовали Борис Немцов, Анатолий Чубайс, Геннадий Зюганов и еще ряд ведущих российских политических и общественных деятелей. Судя по подбору персонажей, председатель совета директоров АО «Валентина» не выделял особо ни одной из имеющихся в инвентарном списке партий, а просто по склонности душевной мочил всех подряд — кто первым на него выпрыгнет.

        Патроны в девятимиллиметровой «беретте» были явно настоящие, шум в замкнутом помещении стоял обалденный, и на ушах владельца «Валентины» предусмотрительно красовались импортные наушники.

        Стрельба продолжалась долго — стук хлопнувшей двери потонул в общем шуме, и стреляющий его не заметил, а если заметил — то не обернулся и продолжал показывать свое искусство. Стрелял владелец «Валентины» классно, если бы вместо деревяшек стояли живые люди, Россия в момент лишилась бы руководящей и направляющей верхушки, что, возможно, пошло бы ей только на пользу. Наконец, отстрелявшись, мужчина обернулся, и Валерий увидел перед собой чуть полноватого, крепкого мужика с ранней залысиной и смеющимися синими глазами.

        — Здорово! — сказал мужик, протягивая руку и разговаривая короткими рублеными фразами. — Сергей. Алексеич. Можно Зяма.

        — Валерий, — представился Нестеренко.

        — Чего, хороший у меня тут подвальчик? — осведомился Зяма, широким жестом указывая на застывших, как фрукты в желе, манекенов.

        — Неплохой.

        — Мне Серый — во! — кукол в подарок прислал, тот же парень делал, что для Шендеровича. Только порвал я этих кукол за три дня, вон, до сих пор резинки болтаются… Как — не хочешь попробовать?

        От приглашения было трудно отказаться. Теплая еще «беретта» перекочевала из рук в руки, в дальнем конце тира выскочил, как кабан из кустарника, фанерный Борис Абрамович, Нестеренко выстрелил два раза и, мгновенно развернувшись, влепил пулю в веслообразное лицо генерального прокурора.

        — Готовая 58я статья, — довольно прокомментировал Зяма.

       

       

***

       

        За стрельбой последовала легкая разминка в высоком и светлом зале с тренажерами, за тренажерами — бассейн, а бассейн плавно перетек в баньку с пряным березовым духом и гладкими сосновыми полками.

        Спустя три часа после приезда разомлевший и ублаготворенный Валерий сидел, завернувшись в чистую простыню, за широким столом, накрытым у самого бортика зеленоватого, чуть приправленного хлоркой бассейна, и из неплотно притворенной соседней двери раздавались девичьи смешки.

        Всего за столом было пять человек — Сазан с Мухой и двое сподвижников Зямы, и один из сподвижников, тридцатилетний парень с льняными волосами и жесткими глазами, посматривал то на дверь, то на Зяму. Зяма отрицательно качнул головой, парень вздохнул, сообразив, что до девиц дело дойдет нескоро, поднялся и исчез за дверью. Видимо, человеку было невтерпеж.

        Зяма набулькал из прозрачной бутылки водочки, чокнулся с гостями и с хитрой ухмылкой пронаблюдал, как Валерий только омочил губы в рюмке и потянулся вилкой к розовой рыбке.

        — Ну за гостей дорогих! — сказал Зяма.

        — И

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту