Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

109

Нефеловскую, потому что в соседнем квартале жил один из самых доверенных людей Спиридона.

        — И что? — сцросил Молодарчук.

        — Женщину убил Спиридон. Он даже не потрудился стереть с дверной ручки свои отпечатки пальцев. И куртка его в спальне валяется.

        Царьков подумал и прибавил:

        — Она была беременна. Учительница младших классов, тридцать два года.

        Молодарчук помолчал. За последние сутки Спиридон убил или пытался убить десяток человек. Но все это были откровенные бандиты и барыги — публика, которую народ тоже не совсем жаловал.

        Бессмысленная смерть тридцатидвухлетней учительницы радикально меняла положение. Она показывала, что Спиридон перешел ту грань, за которой кончается добропорядочная уголовщина и начинаются серийные убийства. Молодарчук внутренне подосадовал, что работники местного отделения были настолько ленивы, что не озаботились даже элементарным обыском квартиры. Если бы Молодарчук знал об этом убийстве до продажи векселя, он мог бы поторговаться и выставить Колуну совсем другие условия…

        — Надо создавать группу, — сказал Молодарчук, — группу по поимке Спиридона.

        — И кто ее возглавит? — уточнил Царьков.

        — Ты. Бери, кого хочешь, делай, что хочешь, но Спиридона ты должен поймать в течение суток.

        — А если я его в течение суток не поймаю? — уточнил Царьков.

        — Тогда его в течение суток Колун убьет, — разъяснил Молодарчук.

        Капитан Царьков покинул кабинет начальства со смешанным чувством. Он знал, что Спиридон — опаснейший преступник. Он понимал, зачем его надо взять живым — арестованный Спиридон сдаст Колуна, как в свисток свистнет. Не понимал капитан только одного: почему у него внутри такое ощущение, будто выполняет он не приказ государства, а заказ еще одной преступной группировки?

       

       

***

       

        Семен Колунов лежал в широкой белоснежной постели на втором этаже своего роскошного особняка, и рядом с ним лежала Мирослава. Девочка осторожно, как голодный бельчонок, перебирала пальцами на груди любовника, но Колун оставался неподвижным и расслабленным.

        Мирослава знала, что Семен уже устал и вскоре заснет. Он вообще мало занимался любовью. Об этом не рассказывал никто и никогда, даже проститутки, с которыми Семен развлекался постоянно, до того как на сцене «Радуги» стала петь Мирослава. Мирослава никогда и не жалела об этом, и ей не с чем было сравнивать, пока не случилась та ужасная пьянка и слюнявый, обрюзгший Спиридон, ухмыляясь, не увез ее в своей машине. Спиридон провел с ней втрое больше времени, чем обычно Колун.

        А потом был еще Нестеренко, и, хотя Мирослава не могла вспоминать ту ночь без жуткого стыда, в самой глубине ее таилось еще одно открытие: что Колун в постели был жесток, слишком жесток, словно хотел торопливой грубостью компенсировать краткость.

        — Семен, тебя не арестуют? — спросила Мирослава.

        — С чего бы?

        — Ты поссорился с губернатором. Изза этого завода. Жечков… он этого так не оставит.

        — Губернатор попался, — усмехнулся Семен, — ничего он не сделает. Если он натравит на меня ментов, то, вопервых, менты под меня копать не будут, а вовторых, окажется, что Жечков защищает завод. А он не хочет его защищать. А если он наедет на сам завод — ну тарифы там повысит или проверками затрахает, то окажется, что Жечков работает на меня. А он не хочет, чтобы про него говорили, будто он работает на меня…

        — Я боюсь за тебя. Ты же сам говорил, что с этим заводом чтото не так.

        — Со всяким российским заводом чтонибудь да не так. Мне нужен этот завод.

        Колун помолчал.

        — Что я сейчас? Шушера. Пищевка, водка, я могу половиной области владеть, а без завода я все равно шушера. А я не шушера. Я — Семен Колунов.

       

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту