Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

97

идти, она толком не знала, потому что ночевала в этом доме первый раз, но какимто чутьем она вышла туда, куда нужно.

        Семен молча смотрел на бинты на ее запястьях, и ему показалось, что они вырезаны из его кожи.

        Колун ненавидел зависимость от коголибо или чеголибо, будь то водка, женщина или друг. Его мать умерла, когда ему было восемь лет. Его отец напоролся на нож гдето в лагере, когда ему было четырнадцать. В тринадцать его впервые напоили — взрослые парни, компанией которых он гордился и которые засмеяли его, когда он отказался пить.

        Напившись, они бродили по улицам и в тот день насмерть забили бомжа в подвале. Их никогда не поймали; Колун не помнил, как убивал бомжа, но с тех пор, опасаясь собственных инстинктов, Колун никогда не пил. Почти никогда. Раз пять или шесть в жизни онтаки напивался — порой не выдерживая страшного напряжения, порой на поминках тех, кто погиб, чтобы он мог подняться еще выше.

        Именно во время такой дикой пьянки неделю назад он проиграл Мирославу в карты. Дело было даже не в алкоголе и поплывших мозгах — Семка чувствовал, что слишком увлекся этой девочкой, и это пугало его. За все сорок два года своей жизни Семка не испытывал привязанности ни к кому, не считая кошки, которую он подобрал на улице, когда ходил в третий класс. Но кошку вышвырнул пьяный отец с одиннадцатого этажа, и Семка зарыл кошку во дворе вместе с остатками души. И вот теперь Семка привязался к девчонке на двадцать три года его моложе. Семка бесился в душе, старался не приезжать в «Радугу», приказал свести Мирославу с какимто залетным продюсером. Денег у продюсера было вполне довольно, личиком он был смазлив и выразил желание заниматься карьерой девочки — разумеется, в Москве. Но Мирослава съездила продюсера по морде и осталась в Тарске.

        Поэтому, когда пьяный Спиридон предложил Семену сыграть с ним на любовниц — на щупленькую Мирославу и на роскошную длинноногую блондинку, которая сидела тут же, прижавшись к Спиридону потрясающей грудью. Колун согласился. И проиграл почти с облегчением.

        Он думал, что после этого Мирослава будет ему безразлична. В конце концов, это не девушка, которая принадлежала ему и только ему… Вместо этого Колун пил всю ночь, пока не свалился лицом в салат, а наутро первой его мыслью, мелькнувшей в необычайно ясной, ни разу не страдавшей от похмелья голове, была мысль о том, что он убьет Спиридона.

        И вот теперь, после Спиридона и после Нестеренко, после двух мужиков, которые делали с ней бог знает что, она оказалась в его доме. Раньше этого не было. Колун снимал ей небольшую квартирку в южном конце города, и последнее время он проводил в этой квартирке слишком много часов.

        — Чтото случилось? — спросила Мирослава.

        Колун мог бы ответить. Но это означало упомянуть Спиридона в разговоре с Мирославой, а этого ему меньше всего хотелось.

        — Ничего, — ответил Колун, — иди спать.

        Серые глаза Мирославы смотрели на него с внимательным вызовом.

        — Только с тобой, — сказала девушка.

        Пожалуй, это и бесило Колуна в ней больше всего. Она не была покорна и не была глупа. Со всем нахальством своих восемнадцати лет она пыталась вести себя так, словно ей приходилось принимать решений не меньше, чем Колуну, и, если бы хоть один из его людей в ответ на его приказы вел бы себя так, как Мирослава, он давно бы получил пулю в лоб.

        Колун мягко шагнул вперед, подхватил Мирославу на руки. Она была такой легонькой, что, казалось, тяжелые джинсы составляют половину ее веса. И тут же, как всегда, у Колуна сладко закружилась голова, стены дома расплылись в одно цветное пятно, и на этом пятне он видел перед собой одно только лицо Мирославы, скорее хорошенькое, нежели красивое,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту