Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

95

свет. Пальцы Антона судорожно потянули курок.

        Валерий нырнул под стол, слишком хорошо понимая, что утлый канцелярский пластик — не защита против «глока». В метре за ним от выстрела разлетелось стекло шкафа, обдав Валерия градом осколков.

        Выстрелы продолжались — еще и еще.

        Валерий перекатился под столом и вскочил на ноги.

        В трех метрах от него стоял Чердынский, сжимая в левой руке пистолет Спиридона, и сосредоточенно всаживал в Антоху пулю за пулей. Если Чердынского и учили стрелять из тяжелого «стара», — а это было сомнительно — то, во всяком случае, его учили стрелять не левой рукой, а ладонь правой была вся залита кровью от срикошетившей пули. Пистолет в руке медика подпрыгивал с каждым выстрелом, но две или три пули попали в цель. Антоха возился на полу, слабо суча ногами. Чердынский повернулся, выстрелил в Спиридона и, как и следовало ожидать, промазал. Валерий перемахнул через стол, чтобы забрать пистолет у второго, мертвого пацана. Но, когда он повернулся со стволом в руках, было уже поздно.

        Спиридон выпрямился возле шкафа. В руке его была граната с вырванной чекой.

        — Ну, сука, ну, Игорек, — сказал Спиридон, — стреляй. И ты покойник.

        Чердынский опустил пистолет.

        — Только пошевелись, и я выстрелю, — ответил Валерий.

        Спиридон стоял слишком близко к дверям. Два шага в предбанник, прощальный бросок гранаты, и Спиридон уйдет, а в кабинете не уцелеет ни одного дырокола.

        — Алексей, — сказал Валерий, — бери Демьяна — и в комнату отдыха. Дверь закрой.

        Чердынский быстро, почти бесшумно исполнил требуемое. Санычев реагировал на происходящее довольно типично для человека, который никогда не бывал в подобных переделках. Казалось, он вообще впал в кому.

        Чердынский с директором исчезли в комнате отдыха. В наступившей тишине сквозь разбитые окна была слышна отчаянная перестрелка во дворе: ребята Спиридона хлестались с москвичами.

        Спиридон мягко скользнул к предбаннику. Валерий сделал шаг назад к разбитому окну. Если он правильно помнил, под окном были стриженые кусты остролиста, а сугробов под окном почти не было. Они двигались, как партнеры в сложном бальном танце, без улыбки и сосредоточенно, и вместо музыки им служили милицейские сирены, дуэтом певшие гдето вдоль огибающей завод дороги.

        Спиридон шагнул в предбанник. Валерий выстрелил. Черное округлое тельце гранаты мелькнуло в воздухе. Спиридон явно метил в дверь комнаты отдыха.

        Если Чердынский ее не закрыл, его ждут крупные неприятности.

        Валерий рыбкой нырнул в разбитое окно.

        Кусты остролиста действительно оказались на месте.

        В кабинете на мгновение полыхнуло желтым, гулко грохнуло, и Валерия обдало остатками стекол и какимто оконным мусором. Валерий скатился с кустов на проезжую часть. Рядом завизжали тормоза, и из патрульной машины выскочил опер Яков Царьков со товарищи. Один мент подхватил Валерия под мышки, а другой ткнул ему в бок стволом.

        — Не трожь Спиридона, мент, — сказал Валерий, — он мой… я его… Черт, почему так темно…

        Отчаянно— белая луна на небе внезапно погасла, словно ктото выдернул ее из розетки, и мрак спускался все ниже и ниже. Лицо Царькова колыхалось перед глазами Нестеренко, как в телевизоре со сбитой настройкой. Плечо болело невыносимо, словно в него вгрызались раскаленным буром. Потом бур пробил болевой порог, мир разломился пополам, и память, плеснув хвостом, ушла кудато глубоко вниз, как камень, брошенный в болото.

        Последней мыслью Нестеренко была та, что Спиридон вряд ли врал, заявив, что он не убивал Игоря. Собаки и сумасшедшие не умеют врать.

       

Глава 9

       

        Когда весть о диком происшествии на комбинате достигла Колуна, Семен Семеныч еще не спал.

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту