Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

62

отчего так процветает завод. Становилось понятно, за каким хреном и кто убил Игоря. И даже почему губернатор поссорился с заводом, тоже становилось ясно: «ЛанкаГештальт» занесла губернатору чемоданчик и попросила его прикрыть лавочку.

        И еще одно было ясно. Если Семен Колунов по прозвищу Колун, профессионально разбирающийся в марках снайперских винтовок, озаботился выучить названия фармацевтических концернов и генноинженерных препаратов, значит, опер Царьков не соврал. За отъявленным отморозком Спиридоном действительно стоял Семен Колунов. И Семену Колунову было жизненно важно убедить московского авторитета в том, что к смерти Игоря он не имеет никакого отношения.

        — Угостишь девушку? — послышался рядом бархатный низкий голос, и Валерий, оглянувшись, увидел рядом с собой Мирославу. Она была все в тех же джинсах и льняной черной рубахе, в которой пела на сцене. По легкой разболтанности движений можно было заподозрить, что девочка успела или забить косячок, или даже ширнуться.

        — А как насчет спаивания малолетних? — спросил Валерий.

        Девушка запрокинула голову. Из грубого воротника рубахи торчала беззащитная беленькая шейка.

        — Мне восемнадцать, — сказала она. Валерий щелкнул пальцами, подзывая халдея.

        — Меню и стул для девушки, — сказал он.

        Мирослава засмеялась. В смехе ее была та же легкая хрипотца, что и в пении.

        — Стула не надо, — сказала девушка.

        В следующую секунду она скользнула на колени Валерию. Этого, безусловно, не стоило делать. У Нестеренко перехватило дыхание. Не то чтобы он влюбился сразу и в один момент — он, наверное, и неспособен был влюбиться. Но все мысли об Игоре, заводе и фармацевтическом концерне «ЛанкаГештальт» вдруг вышибло из головы, как пробку из шампанского. От волос Мирославы пахло как будто деревенским сеном, и она была необыкновенно легкая, несмотря на плотные джинсы и тяжелые складки льняной рубахи. И вся она — от коротко подстриженных волос до башмачков с толстой подошвой и низким каблуком — вызывала, несмотря на нарочито подростковый вид, одноединственное и вполне естественное для мужика желание.

        — Я — Мирослава. А ты — Валерий, да? Тебе нравится, как я пою?

        — Да.

        — А я нравлюсь?

        «Что ты делаешь? — пронеслось в голове Валерия. — У девчонки явно чтото с Колуном. У нее заноза в мозгах, и они както рассорились. Она использует тебя, чтобы досадить Колуну, и дело кончится тем, что Колун на глазах у всего городского бомонда всадит в тебя автоматный рожок, а ментам скажет, что был в это время на проповеди в церкви».

        Официант, деликатно кашлянув, поставил на стол нежнорозовую взвесь, поверх которой плавал ломтик лимона.

        Мирослава подхватила бокал. На тонком безымянном пальце блеснуло тяжелое серебряное кольцо с плоским сапфиром. Видимо, подарок — и совершенно ясно чей. Слишком бледные, ненакрашенные губы обхватили белую соломинку.

        — Так я тебе нравлюсь? — повторила Мирослава.

        Колун возник изза спины Валерия совершенно неслышно. Плавно опустился на стул напротив.

        — Детка, оставь нас.

        — Я такая же детка, как ты коммерсант, Семен, — сказала Мирослава. — Честный коммерсант и благотворитель.

        — А че, — сказал Колун обиженно, — я благотворитель. Вон, черешню детдомовцам привез. Зимой…

        — Ага, — сказала Мирослава, — он привез черешню, а директор не стал ее раздавать. Он решил, что директор хочет продать черешню на рынке. И знаешь, что он сделал, Валерочка? Он ткнул ему ствол под подбородок и не отпускал, пока детей не накормили черешней.

        — Валера уже испугался, — усмехнулся Колун. Помолчал и прибавил:

        — На твоем месте я бы не пил. Либо спирт, либо травка.

        — Это не спирт. Это уксус, — неожиданно сказала

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту