Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

55

«Медицинской энциклопедии» обнаружилась целая пачка старых акций МММ — скорее всего, хозяева в досаде просто забыли о скоротечном сокровище.

        Царьков не поленился слазить на антресоли. Те были забиты невероятным хламом. Рачительная хозяйка всему надеялась найти применение: старым плинтусам, отодранным при ремонте квартиры, рулонам обоев, которых уже не осталось в комнате, гигантской коробке изпод импортного телевизора, в которую были впихнуты коробочки поменьше: от видеомагнитофона и телефона. Царьков копался во всем этом хламе со странным чувством. Две недели он требовал санкции на арест Лесько — две недели он обивал пороги замов Молодарчука и самого и.о, начальника облУВД, он даже совершил почти немыслимый для милиционера поступок — пошел с материалом о Лесько в газету «Вечерний Тарск», — и вот наконец он дорвался до своего. Он ущучил продажного мента, который работал на преступную группировку. Но почемуто радости не было. Была головная боль, и было красивое, белокожее лицо московского бандита с рыжеватыми волосами и холодными глазами цвета мореного дуба, и были узкие пальцы московского гостя, открывающие дверцу угольночерного, как глаза сатаны, «хаммера».

        В семь вечера тяжелая железная дверь с кодовым замком захлопнулась за обоими ментами. Жилой дом, как уже сказано, был расположен в престижном и чистом районе. Из квартиры Лесько открывался великолепный вид на скованную льдом Тару, а сам подъезд выходил в другую сторону, на широкую и чистую улицу. Прямо рядом с подъездом была остановка троллейбуса, обросшая двумя киосками.

        Яша заглянул в один из них и был не особенно удивлен, распознав в продавце того самого мужичка с козлиной бородкой, который четыре часа назад приходил с деньгами в квартиру Лесько. Царьков поманил его пальчиком, и мужичок покорно покинул торговое место и вышел к операм.

        — Ты за что Леськото платил? — спросил хмуро Царьков.

        — Ну известно что… охранял…

        — От кого охранялто?

        — Да ходили тут ребята, от Спиридона. Пятьсот баксов в месяц требовали, прикинь? У меня и бабокто таких нет, иной день ста рублей не наторгуешь, а они туда же: «Мы тебя, бобер, в натуре уроем, киоск пожжем…» Я уж и не знал, что делать, а потом Мишка — он тут тоже торгует — надоумил, что у нас рядом крутой опер живет. И денег возьмет немного, и братков этих уроет…

        — Урыл?

        — В лучшем виде! Приехал «газик», всех забрал в отделение, ко мне на следующий день извиняться пришли, чуете? Ну не они сами, а их дружки. Так, мол, и так, ты их извини, а заявление отзови. А то рыбам скормим.

        — Да, — усмехнулся Санька, — знатно извинились.

        А Царьков добавил:

        — Он же тебя развел.

        — Кто?

        — Лесько. Сам на тебя бандитов натравил, сам и защитил. Их через три метра выпустили. Не помню я чтото такого, чтобы Лесько Спиридоновых братков в обезьянник сажал…

        — Может, так оно и было, — проговорил ларечник, — а делатьто что? Ведь опять сейчас наезжать будут. А вы меня просто так разве станете охранять?

        — У милиции работа такая, — сказал Царьков, — охранять не за деньги, а за налоги. Которые за деньги охраняют, те бандитами называются.

        — Так разве ж я налоги плачу? — вздохнул ларечник.

        Царьков помолчал, потом спросил:

        — Ты здесь вчера был?

        — Ага. С девяти и до девяти. Сколько ларек работает.

        — Не видел, как Лесько отъезжал?

        — Он не сам отъезжал, — сказал ларечник. — За ним какойто мужик приехал, и они гуськом уехали. Мужик на своей, а Лесько на «опеле».

        — Мужика опознать можешь?

        — Да откуда? Темно, да снегопад. Он по уши в шапке и воротник поднял. Большой, начальственный. Такие не бормотуху покупают, а коньяк с конфетами.

        — Не браток?

        — Неа, —

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту