Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

9

да и  свалят все на бунтовщиков. Вот и остались ночевать...

        Паланкин меж тем прибыл к  каменному  трехэтажному  зданию  городской судебной управы.

        - Разбойники Харайна, однако, смелы, - заметил Нан, покидая паланкин, - сколько их?

        - Все  отчеты  представляются  в  столицу.    Испорченность    нынешних нравов...

        Нан грубо оборвал судейского секретаря.

        - Мне не обязательно отправляться в Харайн, чтобы прочесть  посланные в столицу отчеты или услышать про испорченность нравов.  Сколько  по  всей провинции крупных разбойничьих шаек?

        Бахадн потупился. Количество разбойников в докладах занижалось по той же причине, по которой не трогали бродячих проповедников. Трудно  изловить каждого, кто ругает чиновников, но легко устроить разнос ретивому служаке, искореняющему неопасную крамолу с опасным усердием.

        - Не менее полутора тысяч человек, - наконец сказал Бахадн.  -  Около города Харайна - почти никого,  ближе  к  западным  предгорьям  -  десяток крупных шаек. На горе Лазоревой  есть  стан  Ханалая  -  не  менее  тысячи человек. Правительственные войска ничего не могут с ним  сделать.  Ханалай побеждает даже горцев. Сам  Ханалай  -  клейменый  убийца,  величает  себя защитником справедливости...

        - А  как  вы  считаете,  почему  так  много  разбойников?  -  перебил инспектор. - Про испорченность нравов можно опустить.

        - Араван Нарай - скверный правитель.

        - Вот как, - поднял  брови  Нан,  -  а  в  столице  ходят  легенды  о неподкупности Нарая...

        - Из неподкупности  каши  не  сваришь  и  людей  не  накормишь,  -  с неожиданной горечью сказал Бахадн. - Араван три года назад чуть столицу не разорил своей неподкупностью, а Харайн ему на один укус...

        Паланкин наконец остановился перед судебной  управой.  Двойная  крыша трехэтажной управы сверкала на  солнце,  с  карнизов  свешивался  каменный виноград, и наверху  широкой  лестницы  четырехростый  мраморный  Иршахчан раздирал  пасть  трехрогому  змею  Уннушику.  Сорванные  одежды    государя струились по ветру, обнаженные  плечи  застыли  в  чудовищном  напряжении. Пятьсот лет назад грубый реалист Иннин ваял небесного государя с кулачного бойца: и лишь голова мангусты на плечах бога напоминала своими  застывшими и безмятежными чертами о реализме истинном.

        Голову, впрочем, ваял не Иннин. Воскресший государь Аттах  (их  тогда сразу несколько воскресло, и они еще долго выясняли  друг  с  другом,  кто воистину воскрес, а кто нет) - имел обыкновение сносить головы  статуям  и устанавливать свои. Также  и  некоторые  его  преемники.  В  конце  концов основатель нынешней династии, варвар, завоеватель, во  избежание  соблазна постановил: приделать статуям звериные головы.

        В божьей тени копошились  люди,  бросали  в  жертвенный  огонь  копии жалоб, чтобы вручить их сразу двум адресатам:  небесному  государю  и  его посланнику, столичному инспектору.  Впрочем,  в  огонь  частенько  бросали чистые листы: Иршахчану и так все ведомо, зачем лишний  раз  тратиться  на переписчика?

        Бахадн нахмурился: людей было слишком много.

        Инспектор  медленно  поднимался  по  стертым    ступеням,    окруженный просителями. Жалобщики пронзительно голосили; доносчики подходили  скромно и с достоинством. Инспектор улыбался тем и другим, а наверху каменный  бог с лицом мангусты улыбался ежедневной пьесе, разыгрываемой в его честь.

        Бахадн и сам писывал  такие  пьески  и  знал,  как  должно  строиться повествование.  Бесчинства  притеснителя;    страдания    невинных;    приезд столичного чиновника; подкупленные свидетели, запутанные улики и ошибочные догадки; потом сон, в котором второй получатель жалобы, государь Иршахчан, является  к  инспектору,  превращает

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту