Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

105

милости фасад его прелестной виллы непоправимо испорчен бетонными надолбами. Но в конце концов Нестеренко рассудил, что человека послать никогда не поздно, а вот если полковников, которые сейчас уходят в отставку, начнут отстреливать по всей Руси великой, то высшее военное руководство воспримет это как нарушение великого водяного перемирия и не согласится с пятипроцентным сокращением вооруженных сил. И виновником нарушения – пускай невольным и косвенным – посчитает недавнего собеседника Сазана из Белого дома.

        Какие меры может предпринять собеседник по этому поводу. Сазану даже не хотелось думать. У него было твердое ощущение, что этого человека в глаза можно обозвать «козлом», «петухом» или иным, совершенно невозможным прозвищем, за которое Нестеренко пристрелил бы обидчика на месте, – и получить в ответ лишь стеклянный взгляд лягушечьих глаз. Но вот за такие абстрактные вещи, как сокращение бюджетного дефицита или иные, далекие от большинства россиян заботы, этот человек порвет собеседнику вафельник и вобьет осиновый кол в сердце, а потом аккуратно вытрет руки и пойдет сочинять очередную бумагу.

        Словом, Нестеренко не послал никого в Краснодар и не позвонил Лешему, нарушив тем самым целую кучу воровских законов, а к концу недели сел в длинный коробчатый «мицубисипаджеро» и поехал в Рыкове.

        Было уже десять часов вечера, и верхние окна в особняке Ивкиных светились нежным розовым светом. Сазан позвонил в калитку.

        – Кто там?

        – Нестеренко.

        Калитку открыл Вершок – заплывший жиром качок из бывшей бригады Шила, а ныне его собственный кнехт.

        Нестеренко поднялся по лестнице на второй этаж и вошел в гостиную. За столом, уставленным разнообразной и добротной снедью, сидела вся семья. Супруга Ивкина, в кокетливом фартучке, повязанном вокруг необъятной талии, торжественно поспешала из кухни с забытой масленкой.

        – Ax! – сказала она при виде Сазана. Масленка выпала из ее рук и разбилась. Сазан прислонился к дверному косяку и молча глядел на суету, завязавшуюся вокруг масленки. Виталий Ивкин поднял на него глаза, потом опустил, потом опять поднял.

        – Нам звонил полковник Калинин, – сказал Ивкин. – Извините, Валерий Игоревич. Я действительно не знаю, что и думать. И Миша тоже должен извиниться.

        Мальчик исподлобья глянул на Нестеренко.

        – У папы больное сердце, – сказал он, – я потом его час отпаивал нитроглицерином. Вы могли бы предупредить.

        – Прости, Миша, – усмехнулся Нестеренко, – мне както не хотелось ставить свою жизнь в зависимости от актерских задатков твоего отца.

        – Мне сказали, что Кагасов арестован, – проговорил Ивкин.

        – Его уже выпустили. Под подписку о невыезде.

        – Но за что его арестовали? Нестеренко усмехнулся.

        – В этом деле, Виталий Моисеевич, никого не посадят. Но я точно знаю парутройку козлов, которых грохнут. У нас свои счеты, в этой истории замочили не одного Шило. За такие вещи полагается платить с процентами.

        Ивкин искоса глянул на своего молодого гостя и предпочел не переспрашивать.

        Спустя две недели полковник Калинин позвонил Нестеренко по сотовому. Он сказал, что в ресторане «Великий Новгород» для него заказан столик и что он очень был бы признателен Валерию, если бы тот подъехал в ресторан к семи.

        «Великий Новгород» обретался неподалеку от Белого дома и еще недавно принадлежал неким немецким инвесторам, вложившим деньги в этот ресторан напополам с бандитами. Впоследствии немцы возымели какието непонятные идеи насчет налогов: они вздумали уплачивать их целиком, и бандиты, возмутившись, немцев из ресторана вышибли.

        Нестеренко, разумеется, опоздал и приехал в ресторан на пятнадцать минут позже, но неназванного сотрапезника не обнаружил.

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту