Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

100

удобно валять секретаршу.

        Калинин наклонился к нему и заговорил почемуто шепотом:

        – Рассказывать будешь ты, ясно?

        – Почему я?

        – Потому что кто рассказывает – тот и получает медаль. Ты шкуру свою спасти хочешь?

        Нестеренко сглотнул и осторожно вынул из вазы большое зеленое яблоко. Живот его сводило от голода. Пять дней он видел только воду да кашу, а последний день и каши от хандры не ел.

        Чиновник появился не через пятнадцать, а через двадцать минут, в сопровождении еще двоих, одного постарше, другого помоложе. Этих двоих Нестеренко не знал, но не без оснований предположил, что к силовым органам они тоже отношения не имеют, а скорее имеют отношение к аппарату правительства, или Минфину, или тому подобным обиталищам лохов. Выправка у них была не как у военных, а как у экономистов.

        Вся публика расселась вокруг круглого стола, а вицепремьер, заметив, что корзиночка с яблоками наполовину опустела, достал откудато из шкафа конфеты и печенье. Тут же секретарша, цокая высокими каблучками, принесла кофе, и Валерий уставился на нее с легким разочарованием. Она была на десять лет старше и на двадцать килограмм тяжелее, чем, по мнению Нестеренко, полагалось человеку с трехкомнатным кабинетом.

        Валерий с сожалением подумал, что вряд ли диван, на котором он сидит, служит любовным лежбищем.

        – Рассказывайте, – сказал вицепремьер. Голос его был сух и отрывист, – у вас полчаса.

        – Как рассказывать? – спросил Валерий.

        – Как было.

        – Все… ээ… началось с того, что передо мной расстреляли тачку. В меня тоже попало, я вылетел на обочину, выскочил: смотрю, а те, которые стреляли, развернулись и едут назад. Недострелили, значит. Ну, я за пушку и стал шмалять. Я думал, они в меня целились, – смущенно пояснил Нестеренко.

        Два спутника вицепремьера подняли голову и откровенно заулыбались. Вицепремьер сидел с каменным лицом, как будто ему каждый день приходилось общаться с уголовниками.

        – Я их спугнул, они уехали. Я подошел к расстрелянной машине. Там были дети – сын директора авиакомпании «РыковоАВИА» и его подружка. Этого директора, Ивкина, и хотели застрелить, а сын подвернулся по ошибке. Через день Миша Ивкин попросил меня быть «крышей» для его отца.

        – А что, у аэропорта не было «крыши»? – встрепенулся один из чиновников, тот, что помоложе, демонстрируя тем самым похвальное знание российских экономических реалий.

        – Была. Некто Шило. Он у них держал топливозаправочный комплекс, – объяснил Сазан, – но этого Шило накануне грохнули.

        – Кто? Бандиты?

        – Нет. Военный патруль. С соседнего аэродрома. Рыково2.

        Сазан поспешно заглотил конфету «Мишка на севере» и продолжал:

        – А этого директора, Ивкина, накануне чуть не сняли. Контрольный пакет «РыковоАВИА» находится в государственной собственности, а голосует по нему Служба транспортного контроля.

        – Голосует по нему Мингосимущества по поручению Службы транспортного контроля, – брезгливо поправил вицепремьер, и восхищение Сазана собственной экономической грамотностью сильно поблекло. Он поспешно заглотил еще одну конфету и продолжил:

        – В общем, СТК хотела снять этого Ивкина, а на его место поставить Кагасова – это из аэропорта Еремеевка в Краснодарском крае. Они говорили, что у «РыковоАВИА» плохие финансовые результаты, а у Кагасова результаты были еще хуже, и они все равно хотели его поставить. Я, конечно, стал смотреть, в чем дело, и увидел, что эта самая СТК создала при себе компанию «ПетраАВИА» и распорядилась передать ей в аренду все имущество топливозаправочных комплексов, а во главе «ПетраАВИА» оказался сын зама главы СТК.

        – Служба распорядилась? – недоверчиво уточнил вицепремьер.

        – Было

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту