Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

98

Розы мы побросали на свалку.

        – А порошок забрали с собой?

        – Мы не только порошок забрали с собой, – усмехнулся Сазан, поднимая глаза на Калинина. Полковник поспешно отвел взгляд.

        – А как вы остановили трейлер?

        – Гаишниками переоделись.

        – А вот водитель показывает, что вы нагнали его сзади на «БМВ», и, поскольку он часто видел вас в компании Кагасова, он решил, что вы забыли ему чтото передать. Остановился, когда вы помигали фарами.

        – Вранье.

        – Вы могли бы показать, как все это происходило?

        – Мог бы. А смысл какой? Майор встал со стула и, подойдя к окну, зашептал чтото Калинину на ухо. Калинин кивнул.

        – Ладно, Владлен Леонидович, – сказал майор, – надо следственный эксперимент проводить. Забирайте его.

        Валерия под конвоем провели коридорами, в которых горели вечные немигающие лампы. Калинин шел сзади, держась на почтительном расстоянии.

        Валерия заставили повернуться лицом к стене и сняли наручники, а потом выдали гражданскую одежду. Нестеренко надел серый пиджак от Версаче и ботинки крокодильей кожи. Галстук он сунул в карман.

        Потом ему опять нацепили наручники и вывели во двор, туда, где урчала черная, как копирка, «Волга». Калинин сел в «Волгу» спереди, а Нестеренко втолкнули между двумя амбалами.

        – Куда мы едем, – спросил Нестеренко, когда фигурная решетка уползла в сторону перед носом «Волги» и машина свернула налево, к набережной.

        – К трейлеру. Следственный эксперимент.

        – Не валяй дурака! Убрать меня решил? Собственноручно? Боишься доверить ответственную работу третьим лицам?

        Калинин не отвечал.

        – Ты меня продал, да? Очень стыдно полковнику ФСБ остаться в живых благодаря бандиту. Куда лучше приписать все успехи себе. А меня грохнуть, чтобы не болтал лишнего. И останутся только видеозаписи. Чудо оперативной работы.

        Калинин молчал.

        Машина миновала набережную, свернула у Кремля влево и через несколько минут вылетела на Воздвиженку.

        – Знаешь, перед кем мне больше всего стыдно? – спросил Сазан. – Перед Мишей Ивкиным. Сыном гендиректора. Он попросил меня защитить отца. И чего он запомнит? Он запомнит бандита с пушкой в кабинете – наглого хама. И еще эфесбешников, которые придут, пожмут Ивкину ручку и объяснят, что органы во всем разобрались и бандиты с коррумпированными чиновниками сидят за решеткой. И Миша на всю жизнь запомнит, что бандиты в России плохие, а органы хорошие. Совершенно правильная сексуальнополитическая ориентация для российского гражданина, ты не находишь?

        Машина свернула направо у мэрии, сразу же налево – и через минуту въехала в растворившиеся чугунные ворота Белого дома.

        Напротив, на горбатом мостике, скучала какаято демонстрация: не то шахтеры, не то академики. Пузатый дядька в обвисших тренировочных штанах держал большой самодельный плакат: «Правительство – на мыло!» Слово «Правительство» было написано через два "и". Чуть поодаль болтались плакаты, аналогичные по содержанию и грамматике.

        – Правильно, – сказал Сазан, – порубают вас когданибудь к чертям собачьим – ни одного приличного человека ни в одном комитете, у нас бы вас всех давно как отморозков замочили. О Господи! И ведь были же у меня варианты! Краснодарскую братву сориентировать, с Лешим поговорить. Нет! Навернулся, как последний фраер, поверил – и кому! Конторе! Ты при Союзе что делал? За иностранцами следил, да? Ах, студентка Университета имени Патриса Лумумбы позволила себе заявить, что в магазинах колбасы нет – выслать ее за это антинародное высказывание!

        Машина остановилась под навесом у стеклянных дверей подъезда. Калинин наклонился, достал ключи от наручников и снял их с запястий Сазана.

        – Выходи, – сказал полковник, –

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту