Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

93

и Сергеев уставился прямо в тугие целлофановые мешки, распиравшие багажник машины.

        – Можете хоть сейчас забрать, – сказал Сазан, – могу сам доставить по адресу.

        Кагасов заколебался. Везти с собой героин он, естественно, не собирался: а ну как наскочит шальной патруль? Можно было бы позвонить ребятам и распорядиться приехать, но, как совершенно правильно предложил бандит, почему бы не поручить это дело Сазану? Он разбил супницу, он пусть теперь и подтирает пол.

        – Завтра отвезешь один мешочек, – велел он, – на Карманевского, 25. Остальное может лежать у тебя. Так даже спокойней.

        – Хорошо, – сказал Сазан. Того, что за этим произошло, не ожидал никто. Ворота дачи содрогнулись и слетели со своих петель, словно кленовый лист в осеннюю пору, и меж двух каменных столбов просунулось тупое рыло броневичка вроде тех, на которых банки возят валюту. Вспыхнула светошумовая граната, заливая ослепительным светом троицу сообщников, застывших у «лендровера», на мгновение ослепляя их и парализуя. Когда оглушенный Кагасов опамятовался, со стен дачи уже сыпались, как горох, люди в крокодильих комбинезонах.

        Нестеренко рядом схватился за пистолет, но движения его были неловки после шока: раньше, чем он успел вытащить руку, ражий десантник влепил ему хук прямо в челюсть, развернулся и добавил прикладом автомата в солнечное сплетение. Нестеренко мешком свалился на землю, десантник сел на него и принялся обыскивать.

        – Всем бросить пушки! Госбезопасность! – загремело из матюгальника, и Кагасов, растерянно оглядывавшийся, был сбит на землю. Он приподнялся и увидел перед собой чьито широко расставленные ботинки и дуло автомата.

        – Руки за голову, ноги на ширину плеч! Ну! Кагасов послушно исполнил требуемое. Перед глазами его возникло видение: пустая камера с парашей в углу и загаженный кровью матрас. «Господи, только не вышка! – подумалось почемуто. – Только не вышка».

       

       

***

       

        Нестеренко не сопротивлялся, когда его без особых церемоний подняли с земли и потащили в подкативший к воротам бронированный «рафик». Ошмонавший его оперативник забрал у Нестеренко ствол и прилепленный лейкопластырем микрофон, который в продолжение трех последних часов исправно передавал все, что происходило в трех метрах вокруг Нестеренко.

        У них с Калининым была договоренность, что Нестеренко берут и везут вместе со всеми, и полковник после некоторых разговоров сумел убедить Сазана в правильности именно такого оперативного варианта.

        В продолжение всего пути до Лубянки Нестеренко угрюмо молчал. Кагасова, сидевшего напротив него, била мелкая дрожь. Водитель Васючица, которого тоже заодно замели и который, как выяснилось впоследствии, довольно часто развозил мелкие партии дури по торговцам, ругался сквозь зубы, пока один из эфесбешников не заехал ему как следует по этим самым зубам. Водителю стало больно двигать челюстью, и ругаться он перестал.

        На Лубянке Нестеренко хладнокровно и быстро ошмонали, и через полчаса он оказался в крошечной одиночной камере тут же, в центре Москвы. Нестеренко бросился на деревянную шконку и тут же заснул как убитый.

        Проснулся он от равнодушного крика:

        – Подъем!

        Подниматься он, впрочем, не стал, а перевернулся на спину, заложил руки за голову и стал смотреть в щербатый потолок. Окошечко в камере стукнуло.

        – Подъем. Тебе что, отдельное приглашение нужно?

        – Отхлынь, – сказал Нестеренко, – меня сейчас выпустят.

        – Ты, тридцать девятый! В карцер хочешь?

        Нестеренко медленно встал со шконки, рассудив, что с «шестерками» лучше не пререкаться.

        На завтрак выдали буханку хлеба, причитающуюся на весь день, чай цвета мочи и несоленую пшенную кашу. Кашу Нестеренко есть

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту