Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

1

        Но крестьяне, хотя и знали, что покойный император  -  верховный  бог империи, молились местным богам, а не  Иршахчану,  так  же,  как  подавали прошение о семянной ссуде в сельскую канцелярию, а не в столичную  управу, - и дадут скорее, и сдерут  меньше.  Иршахчановы  камни  зарастали  всякой дрянью и оставались месяцами без еды, разве что если поселится под  камнем какой-нибудь настырный покойник или щекотунчик со змеиной пастью... А  тут камень стоял как новенький. Инспектор наклонился, разбирая надпись.

        - Надпись "пышного хлеба", - почтительно сказал секретарь  Бахадн.  - Люди "пышного  хлеба",  так  эти  бунтовщики  сами  себя  называют.  Когда бунтовщик Нерен основывал эту секту, он ссылался на слова из канонического текста "Книги творения ойкумены": "Государь разделил земли, отменил  долги и уравнял  имущества.  Тогда  повсюду  воцарилась  справедливость,  мир  и равенство,  исчезли  деньги,  а  с  ними  зависть,    корысть,    вражда    и беспокойство, и от этого  хлеба  стояли  такие  длинные,  что  скрывали  с головой едущего всадника".

        А сочинитель Нинвен всю жизнь  страдал  оттого,  что  его  обошли  на экзаменах, -  как  и  здешнего  хозяина  -  и  всем  хотел  доказать  свою образованность.  И  стал  доказывать,    что    акшинские    списки    древнее канонического текста, а в них  стояло:  "И  от  этого  хлеба  стали  такие пышные, что из полузерна пшеницы пекли пирог".

        Господин Бахадн хмыкнул:

        - И из-за этой цитаты "длинные" и "пышные" ненавидят  друг  друга  не меньше, чем чиновников.

        Столичный инспектор поднялся по крутой  лесенке  на  второй  этаж  и, пригнувшись, вошел в большую, с низким потолком гостиную.  За  четыре  дня ветер вымел из комнаты аромат воскурений, и теперь она пахла тоже  кустами инча: запахом садовым, нежилым. Рыжеватая пыль, носившаяся  в  воздухе  по жаре, осела  тонким  слоем  на  столе,  на  грубых  деревянных  скамьях  и табуретках, на переплетах многочисленных книг.

        - Здесь они собирались  последний  раз,  -  сказал  господин  Бахадн, указывая на стол посередине  комнаты.  На  столе  стояли  чаши,  недопитый пузатый чайник и большая фарфоровая плошка для гадания по маслу.  Господин Бахадн объяснил, что постоялый  двор  принадлежал  еще  отцу  Кархтара,  у самого бунтовщика не хватило бы на него сметки. А когда отец умер, Кархтар разными неправдами сумел-таки перенять заведение в наследство.

        - Только теперь здесь собирались все окрестные  разбойники,  особенно из тех, что именовали  себя  защитниками  справедливости  и  грабили  лишь богачей и  государственные  склады,  потому  что  это  проще  и  выгодней. Говорят, Ханалай имел тут убежище после истории с белорыбицей.

        И тут в соседней комнате что-то посыпалось на пол. Столичный чиновник подскочил к двери и с хрустом рванул занавески.

        Горница была заставлена  книгами  и  ретортами,  а  на  полу  ее  был нарисовал оранжевый круг, вписанный в восьмиугольную звезду. У края  круга стоял парень лет двадцати шести. Парень был одет в синие травяные штаны  и куртку-безрукавку, перехваченную желтым поясом с  медной  пряжкой.  Голова парня была повязана  двухцветным  платком.  Красный  конец  платка  свисал влево, а синий конец платка торчал вверх. Парень был огромен.  Парень  был на полторы головы выше инспектора. Кулаки парня напоминали  размерами  два куска круглого сыра, а ягодицы - два огромных подсолнуха.

        Грохот в комнате произошел оттого, что парень свалил  с  полки  целую гроздь свитков и книг, - одну из этих книг  парень  и  прижимал  к  груди, судорожно моргая.

        - Что же ты с  книжками-то  так  обращаешься?  -  насмешливо  спросил столичный чиновник.

        Парень озадачился. Можно было подумать,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту