Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

77

центнера, с пудовыми кулаками и маленькой головкой. «Да он же меня с костями схарчит», – подумал Андрей.

        Голем неторопливо встал с кресла (Господи, эта громадина еле поместилась в кресле размером с добрый смородиновый куст!) и подошел к Андрею. Солдат сжался в комочек. От Голема пахло потом и хорошими сигаретами, и он был на две головы выше Андрея, а сейчас, когда Андрей сидел, и вовсе возвышался над ним, как Останкинская телебашня над хрущевкой.

        – Слышь, парень, – спросил Голем, – а ты за это чтонибудь получил?

        – Как получил? – спросил Андрей.

        – Бабки получил за заказ?

        Андрей так растерялся, что даже не знал, что отвечать.

        – Да не валяй дурака, Голем, – подал голос Валерий, – в парне шестьдесят два кеге, он первым делом, когда убежал, в дачу влез и тухлое яйцо там себе пожарил. Какие бабки!

        – Так получил или нет?

        – Мне Кудасов потом десять рублей дал. Сказал, чтоб купил курева и помалкивал.

        Андрей знал, что этого говорить нельзя, потому что по какимто его собственным душевным причинам для Голема, видимо, чрезвычайно был важен, вопрос: получил Андрей деньги за то, что случилось пятнадцатого, или нет. Но ему почемуто казалось, что если он соврет, то все это сразу увидят и будет еще хуже. И вообще он устал бояться. Пусть эти люди убивают его, когда хотят. Если бы они еще накормили его перед этим ужином, было бы совсем хорошо.

        – Не, ну это же надо! Десять рублей, – откомментировал Муха, – чтобы Шило – и шлепнули за полтора доллара. Просто демпинговые цены…

        – Чего ж ты наделал, парень, – сказал Голем. – У тебя мать есть?

        – Нету, – отозвался Андрей, – от рака в прошлом году умерла. Как умерла, так меня и забрили.

        – А отец?

        – Нету у меня отца. Сестра есть, в Туле живет. Голем развернулся, как башенный кран.

        – А ты бы. Сазан, что сделал? – спросил он. Валерий невозмутимо стряхнул соринку с безукоризненного пиджака.

        – Это твой клиент, Голем.

        – Пошли на природу, – велел Голем. Вся компания – Валерий, Голем и еще несколько человек – вышла через террасу на большой, поросший соснами участок. Солнце уже торопилось сесть, по небу ползли большие красные облака, и высокий забор отбрасывал длинную, до самого дома тень.

        Двое бандитов поставили Андрея у высокой сосны и стали держать за руки, а Голем покопался за необъятным поясом и вытащил оттуда крошечный в его лапах «ТТ». Ктото торопливо подал ему длинную черную колбасу глушителя.

        Один из бандитов подсек Андрея, и тот мгновенно упал на колени. Тут же ему заломили руки и нагнули голову, так что он теперь стоял на коленях спиной к Голему и не видел ни пистолета, ни глушителя. Андрей тихонько заскулил, как собака с подбитой лапой.

        Голем вытянул руку, и Андрей почувствовал, как его затылка касается холодная и толстая труба глушителя. Сквозь слезы Андрею были видны чьито белые кроссовки и опавший зеленый лист, по которому ползла крапчатая гусеница. Потом обладатель белых кроссовок сделал шаг назад и раздавил гусеницу.

        Вдруг холод у затылка внезапно исчез, и хриплый голос великана сказал:

        – Пусть живет. Это как… щенка придушить. Андрея отпустили, и он повалился в жирную землю, захлебываясь от рыданий. Плечи его тряслись. Ктото стал его поднимать.

        – Ну все, все кончилось, – сказал голос Мухи. Голем пожал плечами и пошел по дорожке туда, где у ворот стоял его джип.

        – Голем. Погоди. Базар есть. Голем обернулся – это говорил Сазан. Бандит молча проследовал за Сазаном обратно в гостиную, пригибаясь в дверях. Сазан сел всё на тот же кожаный диван, Голем сел напротив.

        – Спасибо, что отпустил мальчишку, – сказал Сазан.

        – Да ну его. Шестьдесят кеге, – отозвался Голем. И развел руки,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту