Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

67

из ближайшей компании, обретавшейся метрах в трех от ворот.

        Муха извлек из кармана пачку сигарет «Петр Первый». Это тут же расположило компанию в пользу незнакомого мужика.

        – Слышь, ребята, вы тут работаете? – спросил Муха, усаживаясь на истоптанную землю.

        – Ну?

        – Мне бы террасу к дачке пристроить. А? Не возьметесь?

        Один из солдат поскреб за затылком. Если бы мужик попросил сделать крыльцо или, скажем, калитку, они бы с удовольствием отлучились на час. Но террасу…

        – Не, – сказал белобрысый, – это не к нам. Это к Михеичу.

        Михеич, как тут же выяснилось, заведовал в части хозяйством.

        – Да мы вообще не по плотницкой части, – сказал другой, – мы больше все по кирпичу.

        Любая работа, шедшая через Михеича, ни малейшей выгоды им не приносила, и чем меньше ее было, тем лучше. Поэтому никакого энтузиазма по поводу террасы солдаты не проявили.

        – Давно служите? – спросил Муха.

        – Третий месяц, – ответил белобрысый.

        – А деды тут есть? – поинтересовался Муха, оглядывая пейзаж с котлованом.

        – А какой смысл Михеичу дедов сюда гнать? – удивился солдат. – Они что, работать будут? Нет тут дедов.

        – А ты сам откуда будешь, мужик, – полюбопытствовал маленький солдатик с рассеченной губой.

        – Да из Ивантеевки, – и Муха неопределенно махнул рукой в направлении леса, за которым скрывались далекие дачи. Помолчал и добавил:

        – А вообщето я из Ярославля. Десять лет как в Ярославле не был.

        Белобрысый солдат вздохнул. Он был родом из Челябинска и всегда хотел жить в Москве, но за три месяца службы Москва надоела ему хуже горькой редьки.

        – А у вас ярославские есть? – спросил Муха.

        – Да вон Андрюха у нас ярославец. Андрюха! – заорал белобрысый во всю глотку.

        Солдат, к которому он обращался, как заведенный, трудился над кирпичом. Заслышав свое имя, он завертел головой, потом бросил мастерок и спрыгнул на размешанную в грязь землю.

        – Андрюха! Подь сюда! Хватит вкалывать! Спустя три минуты Андрей стоял перед Мухой.

        Ноги его болтались в больших не по росту сапогах, руки были изъедены какимито красными цыпками, глаза смотрели на незнакомого мужика с настороженным отчаянием. Видимо, участие Андрея в смерти Шила не прошло для солдата даром: Андрей был запуган и сгорблен больше, чем обычный салабон.

        – Ну? – сказал Андрей.

        – Земляк вон твой, поговорить с тобой хочет, – сообщил белобрысый солдат.

        Андрей воспринял сообщение о земляке без энтузиазма.

        – Это дело надо бы отметить, – сказал белобрысый и тут же заорал:

        – Эй, ребята! Кто за водкой пойдет?

        Но за водкой ходить не пришлось – бутылочка нашлась в кармане «ярославца», и никто не удивился этому счастливому обстоятельству, а если бы и удивился, то наверняка бы сообразил, что дачник захватил бутылку, намереваясь с ее помощью подвигнуть солдат на великое дело постройки террасы.

        Вскоре в тени под деревом возник натюрморт из одинокой бутылки на импровизированном столе из обрывка картона. Натюрморт дополнила вскрытая банка килек и несколько кусочков хлеба.

        – За знакомство! – сообщил Муха, обращаясь главным образом к Андрею.

        Парень заглотил водку както торопливо, словно привычный пьяница или человек, которого грызет неотступная язва заботы.

        – Трудно в армии? – спросил Муха.

        – В банке легче, – язвительно сказал Андрей.

        – Какойто дерганый, парень. Что, деды достают?

        – Не, – сказал Андрей, – не очень.

        – Он у нас на авторитета охотился, – сообщил белобрысый.

        – На какого авторитета?

        – А тут недавно авторитета застрелили. Шила, слыхал?

        – Так его вроде ОМОН брал… – нерешительно протянул Муха.

        – Ага! Не ОМОН, а СОБР, и СОБР его брал потом,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту