Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

62

на листьях рейхана, и белая с нежной прожилкой осетрина источала ледяную слезу. В фаянсовой вазочке горкой стояла черная икра.

        Сазан и владелец виллы – кстати, звали его Шото – откупорили бутылочку отличного грузинского коньяка, присланного Шото прямо с завода, и выпили за продолжение давнего знакомства.

        – Я так удивился, когда мне позвонили, – сказал хозяин, – никто не слышал, как ты приехал.

        – Я тут инкогнито, – сказал Сазан, – прилетел с одним приятелем. Частным самолетом – через Еремеевку.

        – А, я слышал. Какойто банкир с иностранцем – так это, стало быть, твой самолет?

        – Я его арендовал. Кстати, о Еремеевке – ужасная дыра. Первый раз вижу аэропорт, у которого сортир в деревянной будке. Кто у них «крыша»?

        – У них «крыша» не наша, военная, – ответил Шото. – Если бы я у них «крышей» был, я бы из этого аэродрома конфетку сделал. А они на грош экономят, а на руль тратят. Знаешь, они ведь за электричество ни копейки не платят, все идет через военную часть. Эту часть однажды отключили за неуплаты, так они такой гвалт подняли, как будто энергетики уже продались НАТО!

        Хозяин оживился.

        – И вот тебе пример, как устроены мозги наших военных – они заправляют самолеты военным керосином. И вот изза этой грошовой выгоды, с булавочную головку, они не хотят, чтобы к ним летали нормальные самолеты, потому что иначе это будет заметно и военные потеряют свой бизнес.

        – Но чем больше самолетов, тем больше они съедят керосина, – удивился Сазан.

        – Но у военных нет миллиона тонн керосина, – пояснил хозяин, – у них нет даже ста тысяч тонн. Я знаю, потому что они берут керосин у нашего НПЗ – они берут двадцать тысяч в месяц. Поэтому им не нужно, чтобы самолеты в Еремеевке съедали больше двадцати тысяч тонн в месяц. Денег от этого больше не станет, а хлопот прибавится.

        Хозяин усмехнулся и продолжал:

        – Коба за месяц до смерти приходил к ним. Он сказал: «Давайте я сделаю из вашего аэропорта конфетку. Давайте сюда будут летать челноки. Мы сделаем растаможку, построим вторую полосу – мы получим восемь миллионов в год». Но у них свой маленький бизнес, и больше они не хотят.

        – А кто убил Кобу? – спросил Сазан.

        – Не беспокойся, дорогой. Есть старый обычай – чтобы убитый спал спокойно, на него должна упасть кровь из горла его убийцы. Коба спит спокойно.

        – Неделю назад в Москве убили Шило, – сказал Сазан, – он держал топливозаправочный комплекс в Рыкове. Его остановил военный патруль из Рыкова2. Патруль послал генерал Сергеев, большой приятель этого вашего Тараскина. По официальной версии. Шило начал стрелять в патруль.

        – Ты с ней не согласен?

        – Я думаю, что это патруль начал стрелять в Шило.

        Старый грузин помолчал.

        – Когдато у меня был брат, – сказал наконец он, – он был старше меня на четыре года. Мне было пятнадцать. Ему девятнадцать. Он работал на заводе. Слесарем. И вот, когда однажды он возвращался домой, его окружила шпана. В подъезде. Они были пьяные и попросили у него денег. Они убили его. Они били его «розочкой» и пинали ногами. Они сломали ему ребро и разорвали селезенку. Они проломили ему голову. Потом менты сказали, что он упал с лестницы, и отказались заводить дело. Он был обычный советский парень, а я был восьмиклассник и собирался вступать в комсомол, и моя мать поседела за эту неделю. Но ментам не хотелось портить статистику преступлений, и они сказали, что он сам упал с лестницы, а через три месяца они получили переходящее красное знамя как участок, в котором самые низкие показатели преступности.

        Хозяин помолчал.

        – Я не вступил в комсомол. Я понял, что государство, которое говорит про убитого, что «он упал с лестницы», – это прокаженное государство.

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту