Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

45

в потной руке. Мысли его метались, как лиса в клетке. К асфальтовому пятачку магазина подкатил двучленный желтый автобус – автобус ехал на станцию.

        Спустя минуту Петр Воронков погрузился в автобус вместе с двумя деревенскими бабками и выпившим слесарем.

       

       

***

       

        Сазан уехал из аэропорта около десяти вечера: на улице стремительно темнело, вверху, в вечереющем воздухе, вырисовывался месяц, такой бледный и маленький, словно на небе отключили электричество.

        Возле дороги, на рыжей обочине, стояла маленькая фигурка в красных шортах, надетых поверх сетчатых колготочек, и блестящей маечке. Фигурка подняла руку. Сазан затормозил.

        Девочка открыла дверь и уселась рядом с ним.

        – До дому довезете? – спросила она.

        – И часто ты вечером мужиков на дороге караулишь? – спросил Сазан.

        Лера засмеялась. Смех ее был как серебряный колокольчик.

        – Неа. Я же вижу, что это ваша машина.

        – А откуда ты это знаешь?

        – А я на стоянке поджидала, когда вы приехали.

        Тонкая девичья ручка обвилась вокруг плеч Нестеренко. Пальцы Сазана сильнее сжались на руле.

        – А поедем поужинаем? – сказала Лера. Сазан сглотнул. Сунул руку в нагрудный карман и вытащил оттуда сотню долларов.

        – Держи.

        – Это зачем?

        – С Мишей сходишь поужинаешь.

        – О! Притормози!

        Нестеренко послушно остановил машину. Лера выскочила и побежала к придорожному круглосуточному ларьку. Спустя минуту она вернулась с бутылочкой кокаколы. Уселась в машину, свинтила крышечку и посмотрела под нее.

        – Так и знала, – сказала она, – нет чтобы выиграть…

        Лера запрокинула бутылку к губам и начала пить.

        – Хочешь?

        – Нет.

        – А я страшно хочу. У тебя синяки остались?

        – А?

        – Ну, после аварии.

        – Прошли.

        – А у меня остались. Вон, смотри. И с этими словами Лера задрала серебристую кофточку как можно выше, так, что в глаза невольно повернувшему голову Сазану бросился нежный, с золотистым загаром животик и сверху: белая полоска грудей. Никаких таких синяков в полутьме Сазан не заметил.

        Машина рыскнула по дороге, встречный водитель возмущенно бибикнул.

        – Ты чего? – рассмеялась Лера. Сазан молча свернул к обочине.

        – Вылезай.

        – Ты чего?

        – Я сказал – вылезай.

        Хорошенькая мордочка Леры вытянулась.

        – Довези меня до дома. Ночь же. Страшно.

        – И куда твой отец смотрит? – наставительно сказал Нестеренко.

        – А, он совсем голову потерял с этим аэропортом. Ходит весь день сам не свой, то у него Васючиц – свинья, то наоборот. А это правда, что в нас харьковские стреляли?

        Сазан помолчал.

        – Отец говорит, что харьковские, – сказала Лера. – Очень ему не хочется, чтобы это Служба была. Серебристый «мере» остановился у крашенных зеленым ворот.

        – Приехали, – сказал Сазан.

        – Погоди. Открой мне калитку. Там надо через забор перегнуться и щеколду отодвинуть, а я не достаю.

        Нестеренко вышел из машины и открыл калитку. Засов был действительно низко – Валерию и то пришлось тянуться.

        – Иди, – сказал он, оборачиваясь. В следующую секунду тонкие руки обвили его шею, и девочка, приподнявшись на цыпочках, поцеловала его. Они целовались долго, минуты две. Девочка закрыла глаза и прижалась к нему всем телом.

        – Зайдешь? – спросила Лера.

        – Ты что, одна дома?

        – Да. Папа в аэропорту, а мама с Васькой в Испании. Так зайдешь?

        – Тебе сколько лет, Лолита?

        – Скоро пятнадцать. Так зайдешь?

        – А как же Миша?

        – А что Миша? Слюнявчик. Мы с ним только целовались, ты не подумай.

        – Извини, тезка, – сказал Сазан, – тебе баиньки пора. Досмотри «Спокойной ночи, малыши», и в кроватку. Ладно?

        Девочка молча повернулась и зашагала

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту