Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

38

        – Тогда зачем ему аэропорт? Какой ему с Рыкова навар?

        Голем задумчиво поскреб огромной пятерней шею. – Ну как, – сказал Голем, – это как девка: всегда приятней взять, чем не взять.

        Глуза немного кашлянул от такого сравнения, поскольку, сравнив с девкой аэропорт со всем его содержимым, Голем невольно сравнил с девкой и часть аэропорта, а именно Алексея Юрьевича Глузу. И продолжил:

        – У него один способ чегото поиметь с Ивкина: продать Ивкина Службе.

        – Как продать?

        – Да обыкновенно. Приходит он в Службу и говорит: «Дайте мне двести штук баксов, и я отступлюсь от Рыкова. А иначе буду сидеть и вам кровь портить».

        – Так прямо и сказал? – ахнул Голем, и Глуза про себя отметил, что покойник Шило нисколько не преуменьшал степени умственного развития своего референта.

        – Ну я над ними со свечкой не стоял, – сказал Глуза, – но слухи такие ходят.

        – И что же делать? – потерянно спросил Голем.

        – Знаешь, есть такая советская народная мудрость: нет человека, нет проблемы, – усмехнулся Глуза.

       

       

***

       

        Глава Службы транспортного контроля Сергей Станиславович Рамзай ужинал в ресторане с одним из знакомых, высокопоставленным чиновником Министерства юстиции. Разговор шел о том о сем и наконец неизбежно скатился на тему растущей криминализации общества. Оба чиновника, будучи представителями государства и вообще людьми высокой гражданской ответственности, очень переживали за эту криминализацию и с трепетом читали полосу «происшествия» в газете «Коммерсант». Других полос они, кстати, не читали.

        – Да вот, – привел вопиющий пример. Рамзай, – помнишь, я тебе рассказывал про рыкбвский аэродром?

        – Ну?

        – Беспредел на беспределе. Мы там намеревались сменить директора. Человек просто все разворовал. Созвали акционерное собрание. И что начинается? Сначала нашу доверенность признают недействительной. То есть акционер с контрольным пакетом ничего не может поделать со своей собственностью!

        Дальше – больше. Директор наконец доигрался.

        У него такая куча долгов, что один из кредиторов от обиды устроил на него покушение. Пострадать он не пострадал, но оказался в больнице с сердечным приступом. Хорошо. Мы созываем совет директоров, хотим назначить исполняющего обязанности. Людям осточертела эта война, все готовы назначить Кагасова – ну, это наш человек, и что ты думаешь?

        Директор вызывает откудато бандита. Бандита зовут Нестеренко. Бандит проходит по кабинетам со своими качками и говорит людям: «Ну вы тут определитесь правильно с голосованием». И они все голосуют и выбирают и.о, какогото Алексея Глузу, первого зама.

        – Ужас, – искренне сказал чиновник из Министерства юстиции, и оба друга продолжили разговор о язве преступности.

       

Глава 5

       

        Прошло три дня – и за эти три дня в аэропорту ничего особенно революционного не произошло. Служба транспортного контроля, как и предсказывал Нестеренко, на время оставила аэропорт в покое. Директор Ивкин перебрался домой, где и отлеживался в постели, и Служба решила к нему не приставать по крайней мере до выхода на работу.

        Особых перемен в финансовых делах авиакомпании не случилось, если не считать того, что всем выплатили зарплату, а счета прилипших к аэропорту предприятий были переведены в подконтрольный Сазану банк.

        Пилоты и ремонтники не без основания полагали, что без Нестеренко им зарплаты не видать бы, как своих ушей, и потому имя его стало весьма популярно, а эпизод с купанием Глузы в унитазе пересказывался далеко за пределами летного поля.

        Ребята Сазана охраняли дом директора и здание аэропорта, а на стоянке дежурили люди Голема. Между ними непременно случилась бы стычка, но, на счастье Сазана, у наследника

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту