Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

37

без зазрения совести и в надежде на помилование выдавшим предводителя екатерининским войскам.

        Так вот, господин Васючиц, зам, главы Службы транспортного контроля, дал понять Глузе, что в случае перехода Глузы на сторону Службы он вполне может сохранить свои маленькие концессии – как билеты, так и ремонт. Более того, ему были даны гарантии, что ничто не мешает ему загрести под себя долю Ивкина в авиаремонтном бизнесе, – и это обещание основательно поколебало верность Глузы.

        Иудой себя Глуза не чувствовал – рыба ищет, где глубже, а человек – где выгоднее.

        Это была обычная сделка; и даже тогда, когда машину Ивкина расстреляли на шоссе, Глуза плюнул и про себя подумал: «Слишком часто ты, Витя, давал в долг!»

        Да что там! Он постарался убедить себя, что этого не может быть, потому что этого не может быть никогда, он не мог допустить в душе, что люди, стрелявшие – пусть случайно – в его Лерочку, были те самые люди, с которыми он обменивался взаимными обещаниями.

        Но этот Нестеренко, ни с того ни с сего обрушившийся на аэропорт, как тропический ураган на сонные острова, сказал страшные слова и раскопал, что патруль, якобы случайно остановивший Шило на шоссе, заранее знал адрес его любовницы, – и как после этого было жить?

        Только что все происходящее точьвточь походило на цивилизованную смену руководства: Ивкин уходил, он, Глуза, оставался с новыми начальниками. Да, он был человек из старой команды, но он имел все шансы уцелеть и процветать – должен же ктото быть из старой команды, просто чтобы объяснить Кагасову, в каком ящике лежат скрепки, а в каком – бумага.

        Но люди, которые стреляли в Ивкина?

        Люди, которые так изящно сделали крутого авторитета?

        Нестеренко прав. Зачем им Глуза? Они играют в свои игры по своим правилам. Таким не нужны готовые к компромиссам профессионалы старой команды. Таким нужны свои люди, даже если эти люди не отличат ЯК от ИЛа.

        Они выкинут Глузу с его билетами и с его ремонтом.

        «Хуже того – они убьют меня», – с ужасом подумал и, о, генерального директора.

        Глуза вздохнул, зашевелился и тут увидел, что он тоскует не один – в тени ремонтного ангара, упираясь взглядом в вечернее небо, сидел какой; то человек. Глуза внимательнее пригляделся: это был Голем, друг и наследник владений покойного Шила.

        – Чего, директор, не спится? – спросил Голем.

        – В гробу отосплюсь, – горько сказал Глуза. – Господи, что за жизнь! Грыземся, как крысы в банке, и еще только этого Нестеренко не хватало для полного винегрета!

        – Сволочь он, – сказал Голем. – Не, ну шо за дела? Всюду ходит и ввинчивается, ввинчивается своим поганым языком. Ему за гнилой базар яйца повыдирать мало! Он что говорит: я – заказал Шило. Я!

        Пошел, догадался проверить – не спрашивал ли, мол, патруль, куда побежал Шило. А раз не спрашивали, значит, знали заранее. Ну я и сам вижу, что это так. Ну не допер я ребят послать спрашивать, а он допер! Ну, может, я не такой умный, как он. Я купился, а он нет! Что теперь – всем неумным в гроб пора? И теперь ходит и говорит: это я замочил Шило. И вот ребятам капает в уши и капает. А я не знаю, что делать! Правда! Мне Шило всегда говорил: «Ты, Голем, дурак, у тебя все мозги мускулами заплыли». Ну и заплыли. Зато я не такой сволочь, как умные. Я когда кого продавал, как эти умники, у которых мозга за мозгу залезает? А теперь этот ходит и ходит…

        – И того хуже, – сказал Глуза.

        – А?

        – Ты подумай, зачем ему аэропорт?

        – В каком смысле зачем? «Крышей» быть.

        – Ты знаешь, он чья «крыша»? У него три банка под «крышей», у него вилла в Ницце, за границей счета, он с Лешим дружит. Ты керосин имеешь с аэропорта. Ты ему керосин отдашь?

        – Нет.

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту