Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

25

Я не позволю вам обманывать государство! И если вы будете продолжать вести себя так, как вы ведете, то мы полностью и досконально проверим все, что творится на вашем ТЗК! И что творится с вашими авиабилетами!

        Размай встал. Его круглое, лоснящееся лицо преобразилось. Он заговорил.

        Он говорил о необходимости создания государственного концерна, наилучшим образом осуществляющего авиазаправки, и о минимизации расходов на обслуживание самолетов. Он говорил о необходимости повышения качества авиаобслуживания и о соревновании с зарубежными компаниями.

        В процессе говорения лицо Рамзая преображалось. Он напоминал уже не серенького чиновника – он напоминал рокпевца, стоящего на сцене перед потрясенным залом. Он не говорил, он пел.

        Когда он дошел до роли СТК в развитии отечественной авиации, его заместитель Васючиц стал откровенно и хамски улыбаться – впрочем, Рамзай не замечал этой улыбки, потому что за всю его жизнь Рамзаю ни разу в голову не пришло, что его мыслям можно внимать иначе, как с почтительным потрясением, а Глуза, напротив, уткнул глаза в полированный стол и думал: «Пронеси, Господи!»

        Наконец, запас внутреннего душевного топлива, воспламененного жалкими оправданиями Глузы, иссяк. Рамзай перевел дух, а Васючиц спокойно сказал:

        – Алексей Юрьевич, «этот бандит», как вы выразились, имеет в аэропорту какойнибудь официальный статус?

        Глуза побледнел и стал напоминать цветом кафель в ванной.

        – Да… – еле слышным шепотом произнес он.

        – И какой именно?

        – Ээ… заместитель генерального. По безопасности.

        – И кто его на эту должность назначил?

        – Таково было желание Виталия Моисеевича… Строго говоря, Виталий Моисеевич не выражал подобного желания в разговоре с Глузой, ибо Глуза с ним еще не разговаривал. Но Миша Ивкин непререкаемым тоном заявил Глузе, что его отец, до того как опять заснуть, таковое желание выразил, и Глузе както не пришло в голову, что мальчишка мог и соврать.

        – Я спрашиваю, – холодно осведомился Васючиц, – чья подпись стоит на приказе о назначении Нестеренко?

        – Моя, – сокрушенно признался Глуза.

        – Не слышу! Громче!

        – Моя.

        Васючиц развел руками и повернулся к Рамзаю.

        – Тебе все ясно, Сергей? – спросил он. Странное дело: старшим по должности был, несомненно, Рамзай, и именно Рамзай произносил долгие речи и ставил размашистые подписи, но у каждого, кто сидел в этом кабинете достаточно долго, складывалось впечатление, что содержание бумаг, на которых стоят подписи Рамзая, диктует отнюдь не сам Рамзай.

        Васючиц помолчал и закончил:

        – Я думаю, Алексей Юрьевич сделает правильные выводы и на следующем собрании акционеров нашу доверенность признают правильной. В противном случае мы разберемся с деятельностью «Авиетты» и других принадлежащих Алексею Юрьевичу компаний.

        Ошалевший Глуза вылетел из кабинета, чувствуя, как вся его верность Ивкину растворяется, как обмылок в горячей воде, перед более насущной задачей спасения свой шкуры.

        Рамзай и Васючиц остались в кабинете одни.

        – Ну я пошел, Сергей Станиславович, – сказал Васючиц.

        – Да, Толя, конечно… погоди! Васючиц обернулся от двери.

        – А эта ужасная история с Ивкиным – это правда, что в него стреляли?

        – Ну, знаешь! Я во всей этой грязи даже разбираться не хочу, – с видимым отвращением пожал плечами Васючиц, – стрелятьто в него стреляли, да не в него, и вдобавок не попали… То ли в него стреляли, то ли он сам…

        – Ты думаешь, он на себя инсценировал покушение? – сообразил Рамзай.

        – Либо он сам, – кивнул Васючиц, – либо комунибудь долг не отдал… Ты же знаешь, Рыкове кучу денег задолжало, ктото наконец должен был обидеться. Там эти, из Харькова, все провода

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту