Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

96

на крупный банк, ставший жертвой гнусного шантажа. Согласись, что бандит, который расстреливает засаду, и бандит, который в засаде сидит — с точки зрения закона между ними нет никакой разницы.

        Поэтому, когда я увидел мертвую Герину, я не сомневался, что убить ее могла как та, так и другая сторона, — смотря кому было выгодно ее молчание. Кому же? О местопребывании Гериной было ничего не известно, но в ее квартире я нашел сертификаты акций Северогорского целлюлознобумажного комбината, приобретенные две недели назад. Тогда это мне, глупому советскому менту, ничего не сказало. Но потом я узнал, что комбинат давно является одной из дочерних компаний «Рослесэкспорта», и что согласно нашим законам владение акциями регистрируется только по месту нахождения самой компании. Иначе говоря, Гериной надо было либо самой ехать в Северогорск, либо осуществлять всю операцию в конечном счете через брокера компании. Трудно поверить, чтобы такой брокер был не осведомлен об иске в восемьдесят миллиардов и о том, какую роль в нем сыграла заведующая Зеленоградским отделением. Сообщница Сазана не могла так рисковать.

        Но этого мало. Реестр акций существовал только в самом Северогорске. Твой Шакуров достаточно популярно мне объяснил, что в приципе, если компании уж очень захочется, она может вычеркнуть любого владельца из этого реестра.

        Словом, сообщница Сазана вряд ли стала бы приобретать северогорские акции. И наоборот, сообщница Севченко могла получить эти акции за верную службу.

        Но зачем Севченко это делал? Зачем человек, имеющий миллионы долларов, затеял страшную игру с разборками и убийствами, и зачем? Чтобы заставить контролируемый им банк не платить восемьдесят миллиардов рублей?

        Три дня назад мы пили с Севченко в Алаховке, и он проговорился. Он начал поносить Ганкина, как «говоруна», хотя я лично вообще не помнил, чтобы этот Ганкин чегото говорил. Да и самого Ганкина, наверное, только советологи помнят, и то очень матерые. А затем Севченко сказал, что миром правят не деньги, а чувства людей. Я не думаю, что он говорил о мире. Но я думаю, что он говорил о себе. Я не поленился пойти и пересмотреть все неисправленные записи заседаний Верховного Совета, и я нашел реплику с места Ганкина. В реплике Ганкин), именно благодаря своей ораторской неискушенности, назвал конкретно Севченко «каменной задницей» и «партийной сволочью». Это было такое оскорбление, которое все забывают на следующий день, — и которое оскорбленный не забывает никогда. Отныне я знал, кто кого надул, — «Ангара» или «Александрия». Восемьдесят миллиардов действительно ничего не значили для Севченко. Ему хотелось раздавить Ганкина.

        Чтобы удостовериться в том, что я прав, я поехал к Севченко. Я сказал ему, что я посажу Сазана, если получу пистолет, из которого убили Герину. Савченко открыл сейф и дал мне пистолет. Я выстрелил в него.

        — Чокнутый ты, мент, — сказал Сазан.

        Сергей усмехнулся.

        — Зачем ты это сделал?

        — А что мне было делать? Что мне в этой проклятой стране было делать с человеком, который убил беременную бабу, действовавшую по его же приказу, если этот человек — бывший замминистра и миллионер? Я тебя, бандита бесспорного и доказанного, не мог засадить за решетку, а уж до Севченко мне — как кроту до луны. Ну, и потом было одно обстоятельство… — Какое?

        — Это будет тебе не оченьто приятно услышать.

        — Переживу.

        — Я боялся, что ты примешься за свои бандитские фокусы. Я видел, что кактусы взорвались не по недосмотру. Это была мина с дистанционным контролем, и они взорвались тогда, когда тебе было надо. Ты хотел, чтобы Севченко решил, что твои возможности ограничены грузовиком с кактусами. Значит, ты задумал крупную операцию.

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту