Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

70

бассейна, где плавали диковинного вида листья и время от времени взбулькивали рыбки. Прямо из бассейна торчала какаято удивительная растительность со стволом, голым, как здоровенная авторучка, и с растопыренным венчиком наверху.

        За стеклами оранжереи, проваливаясь и дробясь в голых ветвях берез, катилось к закату огромное красное солнце, и охранники, скинув куртки, жгли на костре всякий строительный мусор. Это было богатое место. Богаче, чем ободранная квартира в пятиэтажке, где Сазан, тоскуя, заглядывал милиционеру в глаза и кормил его балыком, богаче, чем подвал, где ютились сазановы бандиты, и даже много богаче, чем маленький банк Шакурова с зеленым ковриком и латунным козырьком.

        Из домика у ворот выскочил человек с военной выправкой, побежал к охранникам у костра и чтото сказал одному из них. Охранник поспешно потрусил к дому. Сергей обратил внимание, что в последний раз он видел Давидюка в главном доме, и что через двор Давидюк не проходил. Только после этого Сергей понял, почему от караульного домика к усадьбе тянется, параллельно дорожке, выпуклое бетонное ребро, скрытое в двух местах кучами торфа. Севченко построил между двумя домами подземный переход, но изза близости почвенных вод, или еще отчегото, переход пришлось делать довольно высоко.

        Человек с военной выправкой поднялся в оранжерею. Сергей стоял, полузакрыв глаза, и нюхал влажный, распаренный воздух.

        — Анатолий Борисович просит вас остаться на ужин, — сказал Давидюк, — хорошее у нас здесь место, а?

        — Чудное место, — согласился Сергей, — А что с вашей рукой?

        — Слетел с табуретки, — ответил офицер.

        — И какого калибра была табуретка? — спросил Сергей.

        Высокий Давидюк неожиданно подмигнул ему и расхохотался.

        В тот самый момент, когда белый семиметровый «Линкольн» доставил милиционера Тихомирова на дачу в Алаховке, дачу с караульными, собаками и оранжереей, бандит по кличке Сазан сходил в Алаховке с пригородной электички. На Сазане были штаны цвета прошлогодней картофельной ботвы и старый ватник, из кармана которого торчала бутылка водки. Кроме бутылки, Сазан не был ничем вооружен, — но разбитая бутылка в его руках могла доставить много неприятностей противнику, если, конечно, у противника не было автомата. Сазан шел, весело болтая руками, и на лице его, поросшем шетиной, было привычное выражение россиянина, который много пьет и мало думает.

        Поселок Алаховка располагался справа от железной дороги. В поселке имелся продуктовый магазин, три ларька со сникерсами, семь восьмиэтажных домов и некоторое количество деревянных строений, напоминавших неудачный эксперимент по скрещению курятника с железнодорожной будкой. В строениях проживали бывшие москвичи, выселенные в конце 30х годов из Москвы при реконструкции улицы Горького.

        По другую сторону железной дороги тянулся, километра на три, сосновый бор. За бором начиналось озеро. С той стороны озера глядели заборы, в основном гнилые, как реакционное мировоззрение. Один из заборов лежал на земле, задрав бетонную ногу.

        Забор дачи Севченко, третьей справа, ничем не напоминал эти хилые создания доперестроечной эпохи. Однотонный и серый, он был ростом с двух поставленных друг на друга баскетболистов. Все деревья около забора были аккуратно срублены. Сазан заметил поверх забора аккуратные рядки изоляторов, с натянутыми меж ними проводами. Провода можно было бы перерезать, но наверняка прекращение тока разбудило бы сигнализацию. Можно было бы присоединить к изоляторам новую проволоку, любезно предоставив току обходной путь, и перерезать провода только после этого. Сазан некоторое время обдумывал эту идею, пока не заметил провешенные вдоль стены телекамеры.

        Слева от озера,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту