Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

48

полез в машину.

        — На троллейбусе! Как прочие граждане!

        Городейский молча выпрямился, сунул руки в карманы пальто и побрел прочь.

        Сергей повернулся, вошел обратно в подъезд и стал подниматься наверх. Сверху ктото спускался. Сергей молча посторонился на узкой площадке между вторым и третьим этажом, чтобы дать пройти огромному, баскетбольного роста человеку в кроссовках пятьдесят четвертого размера. Поравнявшись с Сергеем, необъятный человек так же молча вынул из кармана узкий мешочек, набитый металлической мелочью, и стукнул милиционера по голове.

        Сергей ткнулся носом в кафельный пол и потерял сознание, а человек расспал мелочь из мешочка по карманам, уничтожив тем самым все следы примененного оружия, и неторопливо проследовал к выходу.

        В это время Сазан и Гуня уже выбрались из города и ехали по Киевскому шоссе. Машинах в двенадцати за ними, не напрягаясь, следовал высокий красный «Рейнджровер». «Рейнджровер» был выше и шире составлявших основной поток легковушек, и ему приходилось держаться позади.

        В машине Гуня согрелся и перестал дрожать. Ему было тепло. Последние две недели вдруг показались ему кошмарным сном. Мимо тянулись семнадцатиэтажные новостройки Киевского шоссе, — белые с голубыми балконами, с рыжей развороченной землей между высотками, покрытой редкими кустиками железных гаражей. Гуне было спокойно, как в детстве, когда он устраивал какуюнибудь шалость, а Валерий все брал на себя. Сейчас Валерий купит ему билет и даст денег и ленинградский адрес… Валерий включил печку, в автомобиле было тепло, Гуня потихоньку задремал.

        Когда минут через двадцать, Гуня открыл глаза, он вдруг услышал, как над их головой взлетает самолет. Справа от шоссе мелькнули железные ворота на летное поле, и Гуня вдруг понял, что они проезжают мимо правительственного выхода на поле, и, стало быть, только что миновали поворот к аэропорту.

        — Разве мы едем не во Внуково? — спросил Гуня.

        — Нет, дальше.

        — Куда?

        — Ты едешь к Спицыну, — сказал Валерий, — а я возвращаюсь в Москву. Гуня не сразу понял, что Спицын — это убитый бухгалтер. Он совсем забыл, как звали того человека. Потом он вспомнил и похолодел. Рука его потянулась к двери, и тут же в бок ему уперелось чтото круглое и твердое.

        — Гуня, — сказал Валерий, — сделай милость, — не заставляй меня забрызгивать твоими кишками мою машину.

        «Он меня не убъет, — подумал Гуня. — Не может быть. Он просто хочет проучить меня, а потом мы вернемся домой». И Гуня стал сидеть тихо, как замороженная индейка.

        Машина свернула вправо. Указатель у поворота извещал, что чуть дальше в деревне Марушкино производят монтаж шин. Дорога была асфальтированная, но с выбоинами. Справа стояла гладкая бетонная стена аэропорта, и прямо от нее, поверх дороги и через осклизлое весеннее поле шла цепочка предпосадочных огоньков. Огоньки светились в темноте красным. По другую сторону дороги, за поросшим березами взгорком, виднелось маленькое полурастаявшее озерцо, — из тех жалких озер, которые все лето покрыты зеленой ряской и избегают внимания даже самых никудышных рыболовов и купальщиков. И если сбросить в такое озеро мертвое тело, никто и никогда его оттуда не вытащит.

        Валерий остановил машину и сказал:

        — Выходи.

        — Сазан, я прошу тебя, не надо. Я же пошутил.

        Мимо проехал, подпрыгивая колесами, раздолбанный грузовик.

        — Выходи.

        — Я больше не буду!

        — Ты и так не будешь.

        — Ну скажи, что ты пошутил!

        — Если я шучу, ты это узнаешь у озера. Выходи.

        И Гуня покорно вылез.

        — Стань под березкой. Пропусти машину.

        Все дальнейшее произошло очень быстро. Сзади изза взгорка выехал, помаргивая фарами дальнего света, красный

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту