Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

42

не находил, эти слова попали на язык бойкому заграничному эфиру, который тогда еще слушали. И там эти слова, знаменующие честность Ганкина и пробуждение свободы в стенах парламента, стали повторять так часто, что самый эффект их повторения повредил карьере Севченко. Тогда это было не всегда приятно для человека из верхов, если его имя треплют по голосам.

        И когда год назад, председатель «Рослесэкспорта» Анатолий Борисович Севченко увидел фамилию Ганкина в числе организаторов маленького банка «Ангара», он решил отомстить Ганкину и доказать, что он, партократ и чинуша Севченко — лучший бизнесмен, чем говорун Ганкин. Что, кстати, было святой правдой.

        Итак, положив трубку, господин Севченко оглянулся и увидел, что собеседник его, чей доклад был прерван телефонным звонком, стоит, щеголяя своей офицерской выправкой, и смотрит на хозяина.

        — Вот, — сказал Севченко, — мафия уже берет банки. Какойто уголовник по кличке Сазан — член правления «Ангары».

        Человек с военной выправкой стоял неподвижно.

        — Эти люди, — сказал Севченко, — грязь, пища для клопов. Пока они берут налог с рыночных лотков или со всякой там «Ангары» — это их дело. Но они сильно заблуждаются, если думают, будто могут контролировать все государство!

        — Я соберу информацию о Сазане, — сказал человек с военной выправкой.

        В десяти метрах от того места, где Сазан припарковал свою старую Волгу, стояло кафегриль, — крошечный, забранный стеклами уголок магазина, куда мелкие сотрудники близлежащих офисов заскакивали съесть жареную курицу или пирожное эклер. За третьим столиком слева, наполовину скрытый кирпичной кладкой, сидел человек в длинном потертом плаще. Человек читал газету и медленно прихлебывал остывший кофе. Это был лейтенант Сергей Тихомиров. У Тихомиров не было машины, — он приехал сюда на метро, получив сообщение, что одна из машин Сазана стоит напротив банка «Александрия». Тихомиров надеялся, что Сазан довольно скоро покинет банк, но шел уже второй час, а машина все стояла без хозяина. Тихомиров нервничал, но не столько изза Сазана, столько изза того, что он был голоден. Жареные курыгриль пахли удушающе вкусно, и у милиционера кружилась голова. Но хотя цены на эти куры были вполне приемлемыми для мелких банковских служащих, они были совершенно неприемлемы для честного милиционера. У Тихомирова в кошельке лежало двести тысяч тысяч рублей сегодняшей получки, и эти двести тысяч рублей следовало отдать вечером жене. Он не мог отдать ей меньше и сказать, что он скушал двухдневное питание семьи в забегаловке, где хорошо пахла курица.

        Чтобы отвлечься, Тихомиров стал думать о жетонах, учрежденных отцом Гуни за поведение, и о группировке Сазана, и он подумал, что эти две системы очень похожи. Как отец Гуни, Сазан оценивал и выдавал жетоны не только за поступки, результаты которых можно было потрогать руками, но и за намерения, желания, образ мыслей, — за все то, что закон намеренно оставляет вне пределов своей компетенции.

        Черт! Как хорошо пахнут куры! Может, всетаки взять одну? Тихомиров встал, и в этот момент двери «Александрии» раскрылись. Сазан, наконец, вышел из банка, сел в машину и уехал.

        Тихомиров выскочил из стекляшки и побежал к тяжелому крыльцу со стальным козырьком. Тихомиров показал охраннику свое удостоверение и сказал:

        — Мне немедленно надо видеть директора банка.

        Охранник удивился, но показал наверх и направо.

        Тихомиров побежал по роскошной лестице.

        В отделанном дубом предбаннике маялась молодая секретарша. Она удивленно взглянула на потрепанного посетителя. Тихомиров сунул ей под нос удостоверение:

        — Директор там?

        — Погодите, я спрошу у Анатолия Михайловича… Тихомиров прошел мимо

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту