Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

41

эти деньги себе в карман. Но мы тут не при чем. Она сбежала! Мы сами мечтаем ее найти!

        — Вообщето, — сказал Валерий, — она сбежала не очень далеко. Она взяла себе прежнюю девичью фамилию и сейчас работает бухгалтером у Севченко, бывшего замминистра. Вам нетрудно будет ее найти, потому что он один из главных клиентов вашего банка.

        — Откуда вам это известно, господин…, мм… Нестеренко, — настороженно проговорил директор, запуская глаза в бумажку, на которой было записана фамилия посетителя.

        — Зовите меня просто Сазан, — задушевно сказал Валерий.

        Директор вдруг посерел. Глаза его немного расширились от ужаса, а грудь, наоборот, съежилась, как шина, в которую с размаха всадили гвоздь. Он уставился на Валерия, как атеист на привидение.

        — Но… позвольте, — пробормотал директор.

        — У вас прекрасные картины и шикарная секретарша, — сказал Сазан. — Жаль будет, если с ними чтонибудь случится.

        Валерий вынул из портфеля бумагу и положил ее на стол.

        — Вчерашнее решение арбитражного суда. Надеюсь, что наша сегодняшняя встреча заставит вас изменить свой взгляд на полномочность этой ссуды.

        Директор попытался собрать свою физиономию из осколков, вспискнул и сказал:

        — Я поставлю перед правлением банка вопрос о пересмотре нашей позиции в отношении ссуды.

        Валерий усмехнулся и вышел из кабинета. Хорошенькая секретарша сидела у компьютера и играла в навороченную страшилку. Смольнянка улыбнулась ему со стены.

        Директор не соврал Валерию. Немедленно после его ухода он поставил вопрос перед правлением банка. Он набрал известный ему номер и плачущим голосом закричал в трубку:

        — Кто говорил, что «Ангара» не имеет крыши? Кто?

        — «Ангара» не имеет крыши, — ответил голос. Этот Ганкин совсем глупый человек.

        — Мне сегодня принесли решение суда: мы должны уже восемьдесят миллиардов!

        — Не плати. Ангара должна больше. Она разорится до следующего суда.

        — Человека, который принес мне это решение, звали Сазан. Он член Правления Ангары.

        — Не плати.

        — Я жить хочу! — вскричал в отчаянии директор. — Моя жена жить хочет! Мои дети хотят жить! Моя любовница жить хочет! Пропадите вы пропадом, Севченко!

        Директор «Александрии» бросил трубку и зарыдал.

        На другом конце провода Анатолий Борисович Севченко аккуратно положил трубку на место. Анатолий Борисович был значительно младше банкира. Ему было немногим больше сорока, но розовое, подетски одутловатое лицо, и вечная привычка кусать маленькие пухлые пальцы делали его еще моложе. Несмотря на свою молодость, Анатолий Борисович уже успел побывать первым замом министра в одном из ключевых министерств, депутатом Верховного Совета 1989 года, а также депутатом хасбулатовского совета, из которого он предусмотрительно смылся, воспользовавшись в последний момент указом Президента. Сейчас Севченко очень уютно чувствал себя в роли человека, которому принадлежала добрая чертверть российских лесов, российских древообрабатывающих фабрик и целлюлознобумажных комбинатов. Особенно если учесть, что с того времени, как Севченко сел в директорское кресло, рентабельность его предприятий была на 36% выше, чем в среднем по отрасли.

        И тем не менее господину Севченко вовсе не хотелось платить восемьдесят миллиардов какомуто маленькому банку «Ангара». Ему не хотелось платить эти восемьдесят миллиардов исключительно потому, что глупый человек, стоявший во главе «Ангары», господин Ганкин, тоже имел несчастье быть депутатом первого Верховного Совета, и там, с высокой трибуны, в то время, когда эти вещи были еще не приняты, он обругал предыдушего оратора, Севченко, партократом и лицемером.

        И хотя в этих словах в глубине души сам Севченко ничего плохого

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту