Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

32

лучше поговорим о Баркине, — сказал милиционер, — тем более что вы вчера навещали его.

        — Я? Навещал? — Шакуров побледнел и стал тоскливо оглядываться.

        — Не озирайтесь, — сказал Сергей, — Сазан не придет, — я арестовал его вчера. На даче Баркина. Как вы думаете, за что?

        Шакуров молчал.

        — Он имел в руках заряженный пистолет. Как вы думаете, как звали человека по другую сторону пистолета и по чьему поручению убивал его Сазан?

        Шакуров както нехорошо забулькал.

        — Не помешаю?

        Сергей оглянулся. В проеме двери стоял Сазан. На нем был светлый, в крупную клетку костюм, и плащ из чуть поблескивающей ткани. Правая рука его немного неловко была прижата к бедру, но когда Сазан молча прошел в директорский офис и сел за широкий, в форме буквы U стол, Сергей позавидовал его танцующей походке.

        — Боже мой, — сказал Шакуров, — это ты?

        — Я думал, — сказал Сергей, — что я тебя посадил хотя бы на трое суток.

        — Трое суток? — улыбнулся Сазан. — Помилуйте, директор респектабельной фирмы приехал на дачу к своему школьному приятелю! Какойто шиз, живший на даче, вздумал поупражняться на нем в стрельбе из обреза. Приехала милиция и не нашла ничего лучше, чем арестовать пострадавшего, который к тому же не сделал ни одного выстрела! Быстро? Да в любой цивилизованной стране я бы еще подал в суд, Сергей Александрович!

        Сергей молча повернулся и пошел прочь.

        — Ты… ты никого не убил? — со страхом спросил Шакуров.

        — Я даже ни в кого не стрелял, — ответил Сазан. — а то бы я не отделался за смешные деньги.

        — Ну и черт с ним, — вдруг сказал банкир, — пусть милиция его ищет. Зачем тебе напрягаться?

        — Есть зачем. Вопервых, мент считает, будто Гуня действовал по моему приказу. Вовторых, Гуня будет счастлив подтвердить эту версию.

        Шакуров поднял голову и стал смотреть на своего друга, и глаза его опять затосковали от ужаса.

        От банка Сергей поехал в двенадцатую школу, где учились когдато трое неразлучных приятелей. Он хотел побольше узнать о их неразлучности и познакомиться с той учительницей физики, которая так нелестно отозвалась о системе учета и контроля моральных достоинств, разработанной генералом Баркиным.

        Учительница оказалась худенькой пятидесятилетней женщиной в желтом платье, сильно изъеденной жизнью и скверной зарплатой.

        На большой перемене она увела лейтенанта милиции в лабораторную комнату за физическим кабинетом, и Сергей спросил, помнит ли она трех учеников, — Нестеренко, Шакурова и Баркина, кончивших школу восемь лет назад.

        — А что, — спросила учительница, — ктонибудь чтото натворил?

        — А кто, по вашему, мог чтото натворить?

        — Конечно, Нестеренко.

        — А что, он был в школе главный хулиган?

        — Притча во языцех. Как выражались мои коллеги, он «никогда не обращал внимания на коллектив».

        — И в чем это конкретно выражалось?

        — Ну, например, однажды все эти трое увлеклись фотографией. В школе был фотокружок, и комната, где проявлялись снимки, и както мы готовили праздничную стенгазету и сняли всех учителей. И вот Нестеренко, который очень неплохо рисовал, тайком ото всех подретушировал снимки. Тому, у кого была лысина, он сделал лысину чуть побольше. Тому, у кого были острые зубы, он сделал зубки чуть поострее. Мой бедный нос, который, как вы видите, у особ более молодого возраста называется «орлиным», он изобразил с более заметным крючком. Наши зубки стали зубастей, а подбородки — подбородистей, сообщая лицам выражение, обычно свойственное портретам известных художников Кукрысниксов. Но это были не карикатуры. Просто, когда отпечатали снимки, учителя стояли в недоумении перед газетой и думали: «Точьвточь, Николай Сергеевич — как раз

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту