Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

18

как мыши. Знаете, я никогда не доверяю людям с таким взглядом. Зимой я переходила сугроб… Сергей вытащил из нагрудного кармана отксеренные листы и спросил:

        — Лидия Михайловна, его нет среди этих людей?

        Старушка долго изучала снимки.

        — Есть, — сказала она, — вот этот.

        И ткнула пальцем в снимок наглого белобрысого парня со странно выпученными глазами и шеей, изогнутой на манер носика чайника.

        — Вы уверены, — переспросил Сергей.

        — Я была учительницей пения в школе, — оскорбилась старушка. Вы знаете, что такое учительница пения? Это учительница, которая ведет уроки во всех классах школы, а у нас их было А, Б, и В, и она ведет эти уроки один раз в неделю. Я называла по имени всех моих учеников. Мои коллеги это подтвердят.

        — Но даже учеников вы видели несколько раз. А здесь — один раз, еще на рассвете.

        — Я его не один раз видела, — сказал старушка. — Я его прекрасно запомнила, когда он ударил Боречку!

        — Ударил Боречку? Где, когда?

        — Месяц назад. Он стоял со своими товарищами в скверике, и, кажется, пил. Боречка подбежал к нему, и этот молодой человек его просто ударил! А остальные загоготали!

        — А среди этих снимков нет фотографий этих остальных?

        Старушка склонилась над карточками.

        — Вот эта, — сказала она, — и эта. И эта.

        Третье фото, на которое указала старушка, было фото Валерия Нестеренко.

        — Скажите, — спросил Сергей, — а машину его вы могли бы описать?

        Старушка покачала головой.

        — Нет, — объяснила она, — вы понимаете, у нас в школе учились дети, а не машины. Это была красивая машина, цвета кофе с молоком.

        — А номер вы случайно не помните?

        — Нет, — сказала старушка, — номер я не помню. Я пришла и записала его на бумажке, а Боречка взял эту бумажку и съел.

        По углам маленького проходного дворика еще лежал снег, молодой разбитной дворник гнал метлой талую воду в канализационный люк, и вечереющий воздух дышал близкой весной.

        — Странная история, — сказал Сергей, поплотнее запахивая куртку. — Хитрый, осторожный бандит посылает взорвать офис своего друга — ленивого джентльмена, который ставит заграничную машину за углом! Мало того, — он выбирает джентльмена, которого видели и знают в этом районе! Совсем не как на Пятницкой… — Бандиты глупеют от безнаказанности, — сказал Дмитриев. — К тому же он полагал, что расследованием будет заниматься сам. Чего напрягатьсято?

        — А может, исполнитель травки накушался, — заметил Тихомиров.

        Они помолчали, и Дмитриев вдруг сказал:

        — Кстати, ты был прав насчет владельца бара. Он меня хорошо накормил и долго капал на человека по фамилии Дыбач, которого онде позавчера заметил случайно на улице, провожая гостей. А на самом деле этот Дыбач задолжал ему, не знаю уж сколько. Но хозяин бара не знал, что пакет оставили в пять, а так как бар закрывается в час, он был вынужден сказать, что видел этого типа в час.

        Без пяти шесть Валерий был у библиотеки. Девушка удивилась, увидев его машину, — видимо, утром она смотрела в окно и видела, что он пришел своими ногами. У нее были светлые, почти ненакрашенные глаза, и в своей черной обтягивающей юбочке она походила на тонкую вазу на длинной ножке. «Ну чего ты приармяниваешься, — подумалось вдруг Сазану, — сходил бы к шлюхам».

        Сазан усадил девушку в машину и спросил:

        — Как вас звать?

        — Таня.

        — А я — Валерий. Отчего вы такая печальная?

        — У меня недавно умерла мама. Рак.

        Сазан ощутил острое сожаление. Если бы ктото надул Таню, отнял у нее квартиру, выгнал с работы, или даже попортил в подъезде мужа, — он, Сазан, мог бы покровительственно улыбнуться и сказать: «Сейчас уладим». Но он не мог наведаться на небо и вежливо попросить

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту