Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

104

        Валерий застыл. Леса вокруг не было, бетонные шпалы плоскоплоско уходили к самой луне, – вотвот взобравшиеся на насыпь менты увидят шатающуюся фигуру…

        Валерий бросился в домик и взбежал на второй этаж.

        Заводишко пылал вовсю, со всей бошевской гуманитарной помощью, пшеничной водкой и трупами боевиков: над двухэтажным кирпичным зданием отплясывал красный петух. Если бы не перестрелка, Валерию, быть может, удалось бы вовремя смыться. Но теперь к заводу слетелись пожарные машины и «синеглазки» – местные лейтенанты получали, и хорошо получали, от Шерхана за поддержание спокойствия в контролируемом им районе, и потому нольвторые прибыли на пожар даже раньше нольпервых – деньгито надо отрабатывать!

        От близкого огня было жарко, дым, задуваемыи то и дело в окошечко, щипал глаза. Автомобильная дорога за насыпью была, светла, словно днем: и у этой подневному светлой дороги Валерий увидел черную «Волгу», из которой выпрыгнуло несколько оперативников и толстый человек с пистолетом в руке.

        Оперативники побежали вперед, а толстый человек не мог угнаться за ними. Он быстро перешел на шаг, а потом остановился как вкопанный близ узкоколейки и стал внимательно чтото рассматривать у себя под ногами. Валерий догадался: кровь! Его, Нестеренко, кровь.

        – Воронцов! – подозвал толстый человек.

        – Обожди, я проверю этот домик.

        Оперативники остановились. Толстый человек пошел по дорожке, переваливаясь поутиному и бережно неся перед собой пистолет, словно домохозяйка – кошелку яиц. Валерий отпрянул от окна и вжался в угол. Правый его каблук въехал в чьето подсохшее дерьмо, оставленное здесь день или два назад, в нос шибанула нестерпимая вонь. Голова Валерия налилась тяжестью и гудела, как большой шмель в стеклянной банке. Он уже потерял слишком много крови.

        Дверь внизу скрипнула, и по первой комнате заметался луч фонарика.

        Валерий покрепче сжал левой рукой пушку. Тяжелая, сволочь. Там, кажется, было еще четыре маслины. Валерий подумал, что сейчас маслин будет меньше и пушка станет легче. Луч фонарика поднялся повыше, и вслед за ним заскрипели кожаные туфли. Толстый человек, фыркая и отдуваясь, поднимался по лестнице.

        Голова Валерия кружилась все больше и больше, перед глазами плавали разноцветные амебы. Валерий стал поднимать руку с волыной, но ее неудержимо тянуло вниз, словно какаято сука решила вот на этом пространстве поменять гравитацию Земли.

        Толстый человек поднялся наверх и вышел изза печного столба. В левой руке он держал фонарик, который бил Валерию прямо в лицо, в правой – табельный «макар». Валерий узнал следователя Аршакова. Его толстое, с вывороченными губами лицо было очень хорошо видно в отблесках ближнего пожара и тоже было покрыто капельками пота.

        Аршаков стоял, наставив на Валерия свою пушку, и молча глядел ему в глаза. Валерий все пытался поднять руку с тысячетонным пистолетом.

        – Вазген Аршалуисович, – позвали снизу, – как вы там?

        – Нет здесь никого, – громко отозвался Аршаков, – бомжи когдато жили.

        Повернулся и стал спускаться вниз. Когда менты ушли, Валерий закрыл глаза и тихо сполз по стенке вниз, какимто сектором мозга понимая, что вот сейчас он и сядет задом в дерьмо, на которое уже наступил каблуком…

       

Глава 9

       

        На следующий день, около трех часов пополудни, когда господин Иванцов толькотолько воротился с Белорусского вокзала, откуда сын его спешно отбыл к тетке в Минск, в дверь его позвонили.

        Поглядев в глазок, Иванцов увидел двоих – Шакурова и Нестеренко.

        Иванцов отпер дверь.

        Нестеренко был довольно бледен, Иванцову бросилась в глаза плотная кожаная куртка, надетая на нем, несмотря на жару. По чуть заметному утолщению

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту