Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

94

чесать затылок. – Из Минска, кажись… – задумчиво протянул он, – точно. Из Минска.

        Один из боевиков поднял с полу раскуроченную банку.

        – Во сволочь, – заметил боевик, – жрал тут от пуза.

        – А че такое, – немедленно возмутился Валерий, – это че, ваше? Это гуманитарная помощь! А кому предназначена гуманитарная помощь? Мне, что ли, не предназначена? Если хотите, то в первую очередь она предназначена убогим, сирым и одиноким! Факт? Неужели, спрашивается, гражданин нашей обширной родины, принадлежащий к великому классу бичей, не сир и не одинок? Неужели…

        – Заткнись, е… – тихо бросил боевик.

        Валерий осекся.

        – Пристрелить бы его, – сказал один из боевиков, – никто и не хватится.

        – Умолкни, Саня. Что у тебя, язык без завязок? Пристрелить, пристрелить… Не видишь, тоже человек, две руки, две ноги, жить хочет, бабу трахать… Пусть хоть сначала нам с разгрузкой поможет. Обыщите его.

        Валерия вывели из вагона и хорошенько обшарили, но единственной добычей боевиков стал залежалый хвостик селедки и не очень крупных размеров нож, который даже в международном аэропорту вряд ли удостоился бы статуса опасного режущего предмета.

        – А ну встань, – обратился Артем к Сазану, презрительно повертев нож между двумя пальцами и напоследок всетаки сунув его в карман.

        Валерий поднялся на ноги.

        – А вы кто такие? – спросил он неуверенно. – Комитет по распределению гуманитарной помощи.

        Через пять минут Валерий стоял пятым в цепочке, и старший боевик, по имени Артем, деловито покрикивал на дохлого бомжа, когда тот, кряхтя, пытался замешкаться с разгрузкой.

        Прошло еще два часа: разгрузив вагоны, Валерий со своими новыми товарищами сел под навес. На колченогом столе стояла тарелка с грубо нарезанным батоном, и вся компания за милую душу уплетала колбасу, заедая ее огурцом и запивая водкой.

        Времени у Валерия было достаточно, ему не составило труда, улучив момент, подсесть к ящику, в который он сунул оба ствола, и перегрузить их за пазуху.

        Теперь Валерий исподлобья оглядывал место, куда он попал. Слева высилось двухэтажное кирпичное здание, отчаяннокрасное, как сигнал светофора. Оно было выстроено под завод, видимо, еще до революции. Вправо от здания тянулось одноэтажное строеньице – под деревянным навесом этого крыла и располагались грузчики. Окна строеньица были сплошь забраны жестью. Одно из окон, однако, раскрыли – через него спускали сегодня ящики. Двор был довольно чист: не моталось по нему ни гнилых досок, ни обрывков соломы, и нигде не лежала кучка чьегото сиротливого дерьма… Даже непременная в таких дворах центральная лужа, казалось, испугалась неласкового взора Шерхана и истощилась под землю, еле намекая на себя рифлеными отпечатками сапог в легкой грязце. Отчего двор чист, Валерий понял еще в начале разгрузки, когда Артем взял его за воротник и указал на дощатый гальюн у самых железнодорожных путей. Прибавил: «Вон туда ходи. Наложить во дворе – сожрешь все обратно. Понял?»

        Артем повесил автомат на гвоздь и шлепнулся на ящик рядом с Валерием.

        – Чегото Борика нет, – сказал один из ребят.

        – Да, – сказал другой, – шеф ругаться будет: за бабками Борик поехал.

        – Не треп и языком, – сказал Артем, кивнув на Нестеренко.

        – А чего, – возмутился боевик, – здесь все свои, он что, не рубит, куда пришел?

        Артем с сомнением посмотрел на бомжа. Тот в этот миг вгрызался в прослоенную колбасой половинку двадцатипятикопеечного батона, и челюсти его сильно напоминали экскаватор, управляемый ударником производства. Почувствовав, что речь идет о нем, бомж замер и вынул голову из булки.

        – А ты, парень, еще ничего, – сказал Артем.

        – Красивый, – вдруг с удивлением протянул

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту