Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

86

реализацию берет, а теперь, стало быть, к Шутнику наведался, выяснить, чей товар дешевле? Ах ты, желторотик! Ты еще не знаешь, Клюква, что в твоем деле берут не где дешевле, а где велено, погоди, вот мы расквитаемся с Нестеренко и тебе урок преподадим. А пока занесем тебя в список льготных очередников…

        А вон Санька Лимон вышел из подъезда. У Лимона запястья тонкие, адвокатские, лицо честное и открытое всему народу, как часы на Спасской башне, однако нрав у Лимона отчаянный. Говорят, когда один мелкий чиновник просил у подопечных Шутника несоразмерную взятку, Лимон оделся в безупречный костюм и явился к чиновнику на прием. Передал, конфузясь и страшно краснея, банальный сверток. И ушел.

        Чиновник бросился разворачивать сверток – а в свертке вместо баксов взрывчатка.

        Так и выскребали потом чиновника изо всех углов его кабинета, один ремонт влетел ведомству в копеечку, да еще на похороны пришлось посылать два венка от скорбящих товарищей.

        В газетах написали, что чиновникде радел об интересах социалистической родины, не подчинившись давлению криминальной группы, и что следствие на верном пути.

        Уже второй год оно на верном пути…

        Борик вздохнул и, подхватив щипчиками новый лист фотобумаги, отправил его из увеличителя в ванночку.

        В чуланчике остро пахло проявителем и фиксажем, на бумаге в ванночке проступали черты нового лица…

        Борик вздрогнул и вгляделся.

        Он? Он снял этого человека в подъезде Шутника?

        Это же Нестеренко!

        Борик сидел неподвижно минуты две.

        Потом он сделал очень странную вещь: смял мокрую фотографию и, вынув вставленную в фотоувеличитель пленку, вырезал из нее негатив с Нестеренко.

        И то и другое он спалил спустя десять минут на газовой конфорке в кухне.

       

       

***

       

        Остаток ночи Иванцов провел за бутылкой коньяку в компании с узкоглазым и широкоплечим бандитом. Как и многие воры, воспитанные в понятиях, Захарка относился к представителям другого мира примерно так же, как древние оборванные германцы относились к владельцам римских вилл: с одной стороны – трусы, сявки, даже человека замочить не могуг, стилом владеют лучше, чем боевым топориком, а с другой: гля, какой рыбный садок! И вон тоже – свиток развернутый. Одним словом – цивилизация!

        Посаженный на одну кухню с терпилой, Захарка сначала отделывался односложными словами и молча, выпятив губу, обозревал влезавшие к потолку корешки книг, но потом оттаял и даже начал потчевать Иванцова рассказами, от которых Юрий Сергеевич испуганно вздрагивал.

        – А что, хозяйкито нет? – полюбопытствовал Захар.

        – Разошлись.

        – А пацан при тебе?

        – В этом месяце – да, – сказал Иванцов.

        Он не хотел рассказывать, скольких денег, скандалов, склочных процессов и нервов стоило ему решение суда о том, чтобы один из месяцев каникул мальчик проводил с отцом.

        – Да, – согласился Захар, – теперь тебе хозяйка печенку съест. Он же, Шерхан, отмороженный.

        И начал рассказывать наделавшую в свое время много шума историю о поллитровой банке, доверху набитой солеными человечьими пальцами, которую Шерхан таскал с собой и предъявлял каждому цеховику в качестве платежного поручения. Цеховики платили без звука. Впрочем, знающие люди утверждали, что пальцы были добыты по знакомству в крематории.

        За окном уже крался пушистой кошкой ранний московский рассвет, когда измученный Иванцов уснул прямо на диване.

        Спал он долго – только в час дня телефон у его уха разразился омерзительным звонком. Вздрогнувший бизнесмен снял трубку.

        – Юрий Сергеевич? Помнишь приятеля? Меня зовут Борик.

        Юрий Сергеевич отлично помнил Борика. Трудно не запомнить человека, который не далее как два дня назад пообещал

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту