Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

14

трех нищих самого гнусного вида, усаживал их на серебряную скамеечку и лично мыл ноги.

        Пока Шаваш  смотрел,  меж  толпы  появился  паланкин,  сопровождаемый четырьмя  слугами.  Слуги  несли  в  руках  желтое  знамя  и  перевернутые деревянные  алебарды.  Распахнулись  красные  ворота,  -  паланкин  внесли внутрь. Перед глазами Шаваша мелькнули фонтаны, розовые колонны утопающего в зелени дома, и  Андарз,  идущий  по  дорожке  навстречу  гостю.  Человек высадился из паланкина, словно драгоценный кувшин. Он был одет  в  строгий кафтан без знаков различия. Голову его украшала красная рогатая  шапка,  - знак траура.

        - Осуйский посланник, - сказал кто-то за спиной Шаваша.

        - Удивительное дело, - добавили - вчера арестовали всех менял в Синей слободе, а Осуйских купцов пускают через красные ворота.

        - А что это он в трауре?

        - А племянник у него позавчера умер, - забасил стоящий впереди Шаваша человек, видимо, грузчик в Осуйском квартале. - Этот племянник  год  назад уплыл к Белым варварам, и пришло  известие,  что  его  корабль  утонул.  А племянник, оказывается, выплыл, месяц  назад  явился  в  столицу:  весь  в болячках, ухо драное, - вот болячки вздулись,  и  он  помер.  Нежный  дядя ругался: лучше бы, говорит, ко мне корабль вернулся, чем этот оболтус!

        - Страсть к стяжанию, - сказал кто-то, - губит тела и души. Море боги сделали для рыб, а не для людей, нечего по морю-то плавать.

        - А еще кто-нибудь спасся?

        - Еще один человек спасся, хозяин корабля - Ахсай.

        - А ведь этого Ахсая вчера ночью убили: эк их всех!

        Кто-то кинул в посланника редькой, но не попал.

        Тут ворота закрылись, скрыв от толпы фонтаны и флигеля, и паланкин  с желтым знаменем и зеленым кругом, на котором черные точки  складывались  в уже знакомую Шавашу надпись:  "Государство  есть  общество,  употребляющее деньги".

        Стемнело. На вершине стены зажгли масляные плошки. Шаваш обошел стену кругом, взобрался на орех, и спрыгнул в дивный ночной сад, полный неясными шорохами и дальними вскриками гостей.

        Шаваш забился под куст и стал смотреть.

        Красные факелы отражались в черной, как оникс, воде прудов,  и  белые лебеди, разбуженные музыкой и шумом, плавали за лодками, в которых  сидели нарядные люди, и яства на столе были такие редкие, что даже поглядеть,  не то  что  съесть  боязно.  Веселье  разгоралось  все  сильней  и    сильней: засвистели флейты, чиновники стали  хватать  девиц  и  крутить  их  вокруг головы, юбки девиц разлетались так, что видны были их белые бедра. Один из чиновников упал, а девица на него села.

        - Гасите факелы, - закричал кто-то.

        Шаваш испугался, что все дело кончится общей свалкой,  как  у  них  в деревне.

        Но тут Шаваш заметил, как господин Андарз, в длинном шелковом платье, покинув пирующих, засеменил в сопровождении спутницы к  мраморному  гроту, увитому струящимися по воздуху  лентами  и  зеленью.  Мгновение,  -  Шаваш скользнул, как белка, меж кустов, меж известковой стены и плетей ипомеи, и оказался в темном гроте раньше ничего не заметившего Андарза.

        Господин Андарз и его спутница вошли в грот. Императорский  наставник укрепил фонарь в форме персикового цветка, бывший  с  ним,  на  серебряной подставке, а девица села на край розового ложа и  принялась  стаскивать  с себя юбку.

        - Ой, - вдруг сказала девица, - тут кто-то есть.

        - Да кто тут может быть, - сказал Андарз.

        - Опять эти ваши выдумки, - капризно сказала девица.

        Андарз,  усмехнувшись,  взял    фонарь    и    наклонился    над    ложем: действительно, под  розовым  одеялом,  обшитом  кружевами,  лежало  что-то некрупное. Лежало и дышало.

        - Тьфу, - сказал Андарз, - эти ручные лисицы.

       

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту