Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

35

длинные и дорогие тачки, сверкающие в свете фонарей, а к какойто служебной дырке – лазу в темный, укрытый навесом двор, где одиноко грустили три привилегированные машины. В одной из них Валерий узнал вчерашний «Вольво» Рыжего. Ворота со двора открывались в неоглядную асфальтовую даль, и гдето справа то вспыхивал, то гас желтый мигающий светофор.

        Валерий вышел и тут же стал спиной к облупившейся желтой стене здания. Слева, изза орешеченного окна кухни, доносился шум посудомойки и треск жарящейся картошки, у выезда из двора одиноко блестели в лунном свете сметенные к тротуару осколки фары.

        Бандиты обступили Валерия полукругом. Теперь их было уже не шесть, а десять, – они откудато высыпали, как комары в летнюю ночь. Шерхан стоял впереди, сзади маячила продолговатая, как телефонная трубка, рожа Рыжего. Валерия неприятно задело то, что Шерхан вышел во двор, нянча в руках стеклянную пивную кружку, и теперь стоял, улыбаясь и время от времени прикладываясь к кружке. Кружка была длинная, как нога манекенщицы. Огромный кулак Шерхана охватывал ее целиком.

        – Чего ждем? – сказал, ухмыляясь, один из бандитов, тот самый, который сопровождал Рыжего в первой поездке.

        Шерхан предостерегающе поднял руку.

        – У меня к тебе предложение, парень, – сказал Шерхан, взмахнув кружкой.

        – Я тебе дам ссуду. Восемьдесят кусков. И под шесть процентов. А?

        – Нет, – сказал Валерий.

        – Чего ж так? – Не стоит сазану брать ссуду у щуки.

        – Придушить его надо, – зашипел Рыжий, суетливо выскакивая вперед.

        – Придуши, – вдруг сказал Шерхан.

        Рыжий сунул руку в карман, выхватывая пистолет. В следующую секунду волосатая лапа Шерхана резко опустилась на его запястье и выдернула ствол. – Ты сказал придушить, а не пристрелить, – заметил Шерхан, – менты, они, знаешь, на выстрелы сбегаются, как к артисту за автографом…

        Рыжий отчаянно оглянулся. Валерий шагнул к нему. Рыжий поспешно отступил. Сзади издевательски засмеялись.

        – Не хочет Рыжий драться с мороженщиком, – прокомментировал Шерхан.

        Валерий стоял, несколько оторопев. Он полагал так, что сейчас его будут мочить. Но нет – видно, у Шерхана были какието свои игры, и в эту ночь он играл против своих… Броситься на Рыжего? Хозяин, видимо, его не любит, но если Сазан на глазах всей банды свернет Рыжему шею, то тут уж дерьма не оберешься…

        – Так кто будет смелый? – сказал Шерхан.

        Боевики переминались с ноги на ногу.

        Видно было, что одолеть пяток палаточников казалось им легче, чем справиться с одним Нестеренко…

        «Неужели пронесло?» – подумал Валерий.

        Но он не успел заметить, когда бандит переместился вперед. Звезды и огни телевизоров за кружевными занавесками вдруг накренились и описали сверкающую дугу; мир съежился, как проколотая автомобильная камера, и земной шар выбило изпод Валерия, как табуретку изпод повешенного.

        Потом Валерий открыл глаза и увидел, что лежит на земле, а Шерхан восседает на нем в позе мотоциклиста с кружкой в руке. Всего унизительнее было то, что Шерхан даже не расплескал пива.

        Шерхан сжал кулак, напоминавший экскаваторный ковш уменьшенных габаритов. Толстая пивная кружка треснула, и Шерхан плеснул коктейль из стекла и пива в лицо мороженщику.

        Глаза Шерхана засверкали, как два стеклянных шара на новогодней елке. Он снова сжал руку – ощетинившееся стеклом донышко кружки выглянуло из кулака, как кукушка из настольных часов. Шерхан занес кружку над Валерием.

        – Ну что, мороженщик, – спросил Шерхан, – что мне с тобой сделать? На куски порезать или так съесть?

        Валерий молчал. К руке Шерхана прилипла пивная пена, шевелившаяся, как от дыхания маленькой мыши.

        – Я с тобой знаешь что за вчерашнее

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту