Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

33

от тяжких телесных повреждений зеленое, кемто надкушенное яблоко.

        Валерий вспорол брюхо коробке, на которой сидел, и вытащил оттуда испанскую шоколадку – фирма брала товар на реализацию от некоего Севы. Он отправился на кухню запить шоколадку тепловатой, с чуть заметным привкусом хлорки водой.

        На кухне вещала радиоточка, Вера Сергеевна жарила котлеты с луком под аккомпанемент репортажа об аресте на российской таможне ста сорока миллиардов рублей и одного человека.

        – Котлетку хочешь? – спросила Вера.

        – Нечего ему котлетку, – тут же рявкнул рядом Пал Палыч, – он у нас буржуй!

        Ты с него за котлету столько спроси, сколько он с тебя за мороженое. Валерий молча пил воду.

        – У, суки, – прибавил старик, бессильно грозя изрыгающему русскую речь приемнику. – страну продали! Вчера пришел к Петьке, а на соседней площадке в двери ванну вносят, шире моей комнаты ванна! Ворюги!

        – Да ладно тебе, – сказал Валерий, – ты на себя посмотри, Гаврилыч. Ты человека изза света в уборной готов в толчок спустить, а туда же – мораль читаешь. – Демократы продажные, – сказал старичок, – народ изводят. На улицах среди бела дня стреляют. Сто сорок миллиардов рублей продали!

        – Изводят, – согласился Валерий.

        – Только не изза света в уборной. Изза сорока миллиардов – изведут, а вот изза света в уборной – навряд ли.

        За всеми этими делами Валерий едва не забыл о вечерней встрече с Иванцовым.

        Он приехал к ресторану минута в минуту, и припарковавшийся чуть ранее Иванцов с изумлением посмотрел на свежую, как речная форель, «шестерку» вишневого цвета, лихо подкатившую к бровке, и на одежду высадившегося из нее человека. Валерий был облачен в новенький, под стать машине, серый двубортный костюм, и по белизне его рубашка могла выдержать конкуренцию с совестью праведника. Единственным недостатком одежды был галстук. Галстук вполне достойный, тихой расцветки, однако завязан он был какимто буйным узлом и свешивался непозволительно низко.

        Когда они входили в стеклянные двери, Валерий оглянулся: на другом конце улицы, в стороне от веселья, тихо тормозил желтенький «Москвич» – это Пашка вызвался подстраховать Валерия, если чего.

        В ресторане было шумно и весело, разноцветные фонари качались на потолке и рассыпались радужными блестками в начищенных квадратиках паркета и хрустальных бокалах, сияли на мокрых боках вытянувшихся во всю длину тарелки угрей и золотистых корочках жареных цыплят.

        – Ну что, так сможешь? – с улыбкой справился Иванцов, обводя рукой низкий сводчатый зал.

        – Дадите ссуду – смогу, – сказал Валерий.

        Иванцов помолчал, поджидая, пока официант выставит на столе заказанные напитки. Вслед за напитками с тележки на стол перекочевали тарелочки с утопающими в зелени, тонко нарезанными помидорами, золотистые пальчики осетрины «орли» и мельхиоровая вазочка с пряным соусом. Официант отошел, и Иванцов спросил: – А что это за история с фирмой «Топаз»?

        – Так, – сказал Валерий, – я с ними поговорил культурненько…

        – Наивный вы человек, Валерий Игоревич. Думаете, они от вас отстали? – Не отстали, так отстанут.

        Юрий Сергеевич отправил в рот пышущий жаром ломтик, задумчиво прожевал, прислушиваясь к собственным ощущениям, крякнул и сказал: – Понимаешь, Валерий, я тебе скажу честно, что твое вчерашнее приключение вызвало среди моих коллег не самые приятные комментарии.

        –Ну?

        – Мы не можем ссудить тебе деньги под тридцать пять процентов. Только под сорок два.

        – Что?! – Это не мое решение, Валерий. Я, сосвоей стороны…

        – Почему? – Все та же вчерашняя история. Фактор дополнительного риска. – Э, нет, – сказал Валерий. – Если человек платит «крыше» – это фактор дополнительного

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту