Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

18

фабрики.

        Прошло полчаса, и Валерия ввели в небольшую комнатку, где сидел старый обрюзгший опер, с длинным и плоским, как совок, носом и неподвижными глазами цвета хозяйственного мыла.

        Перед опером лежала изъятая у Валерия «щучка». Парней в кабинете уже не было.

        – Так что же это, гражданин Нестеренко, – с оттяжкой заговорил опер, – я гляжу, вам мало днем молодежь обирать, вы еще и ночью за ней с ножами гоняетесь?

        – А это их нож, – пожал Валерий плечами.

        – Вы лучше проверьте, из какой кодлы эти пареньки.

        – А мы уже позвонили и проверили. Мальчики из хороших семей, школу кончают, у одного дядя, знаете ли, в кремлевской охране.

        – Чего же они в полночь по подворотням бегают? – спросил Валерий.

        – А они из кино шли, у них и билеты есть.

        И, порывшись в кучке вещественных доказательств, разложенных на столе, опер предъявил Валерию два смятых билета.

        – И чего это я на них кинулся? – спросил Валерий.

        – Один на двоих, как мышь на кошку.

        – Тебе видней, чего ты на них кинулся. Может, пьяный, а может, изнасиловать хотел.

        – Опер помолчал и сказал: – Деньги у тебя при себе были, значит, придется писать изнасилование.

        Валерий почувствовал, как руки его похолодели. – Ты что, – сказал он не своим голосом, – издеваешься, начальник?

        – Ничуть не издеваюсь, а вот побудешь в камере до утра, проветришься, завтра возьмем показания.

        – В камеру? – заорал Валерий. – В камеру? С изнасилованием? Да вы меня лучше к стенке поставьте!

        – А чего? – удивился опер. – Посидишь ночку в камере, тебе не впервой – если обвинение не подтвердится, выпустим завтра на свободу…

        Валерий уронил голову на руки и глухо, отчаянно застонал.

        Опер удовлетворенно откинулся на спинку стула и закурил. Когда Валерий минут через пять поднял голову, проклятый мент все так же курил. Глаза цвета хозяйственного мыла улыбались кооператору прямо в лицо.

        – Значица, так, – сказал опер, – вот этого протокола здесь не было, – и протянул протокол Валерию.

        Тот принял бумажку мертвой рукой.

        – И денег в кошельке тоже не было. Понятно?

        – Понятно, – сказал Валерий, – на метро только оставьте.

        Он вышел из кабинета с протоколом в кармане и с пустым кошельком.

        Опер Сивашенко был доволен. С наглого кооператора слупил двести сорок рублей, пятнадцать рублей – с обоих парней и еще рассчитывал крупно подоить матушку одного из сорванцов, которая уже летела на такси в участок, дрожа и утирая старым платком подкрашенные карандашом ресницы. «Экий народ свинский пошел, – подумал Сивашенко, откидываясь на скрипяшем стуле и с сожалением исследуя прогалины, образовавшиеся от древности в лаковом покрытии стола, – мальчишка, зек вчерашний, а вот, понимаешь, двести сорок рублей у него в бумажнике! Откуда у честного человека двести сорок рублей? А потом в магазине масла нет, а откуда в магазине быть маслу, если у кооператора – двести сорок рублей?»

        На следующее утро между Валерием и Вилде состоялся краткий разговор.

        Томас Вилде сам пришел, виновато пряча глаза, выразил сочувствие по поводу ночного свидания Валерия с московской милицией (тот о деньгах ему не сказал). Томас Вилде скулил, как побитая собака. Щеки его пылали.

        – Извините, Валерий Игоревич, что так вышло, – говорил он, растягивая гласные, – я все хотел объяснить вам, но это, признаться, так стыдно…

        – Тридцать процентов, – сказал Валерий.

        – Что? – Моя доля собственности в кафе составит не пятнадцать, а тридцать процентов.

        – А деньги? – Денег вношу, сколько вносил.

        – За что? Изза этой вот кодлы?

        – Кодле морду набью бесплатно. А вот когда на тебя наедут всерьез, кто будет объясняться? Я?

        Томас Вилде откинулся

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту