Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

1

        – Ты самто как? – осторожно спросила бабка.

        – Что как? Живой, нетраханый, – чего еще для счастья надо?

        – Поумнел хоть?

        – Поумнел, баба, так поумнел, что теперь вот разумнеть хочу.

        И Валера отправил в рот громадный кусок хлеба и сала.

        – Мне никто не звонил?

        – Нет.

        – И никто не спрашивал, когда выйдет, мол, какие дела?

        – Нет.

        – Ладно, – сказал Валера, поднимаясь, – пойду сам звякну.

        Телефон стоял в прихожей на старой, покрытой зеленым сукном тумбочке. На звук шагов дверь напротив телефона раскрылась, и из нее высунулась толстая растрепанная женщина преклонных лет в выцветшем байковом халате, расписанном маргаритками величиной с капустный кочан. В вырезе халата болтался камешек на дешевой цепочке.

        – Валера, – сказала она, показывая глазами в сторону общей кухни, где стучал посудой давешний старичок, – ты на папуто не серчай, рак у папы в мозгу, понимаешь, рак…

        – Чего мне на него серчать, – сказал Валера, – он не прокурор.

        Валера звонил долго и безуспешно: в одном месте никого не было, в другом все было занято; однажды ответили ему, что такой больше не проживает, потому как в прокуратуре ему выписали творческую командировку на сибирские лесоповалы, сроком аж на десять лет. Наконец с четвертой попытки Валерий узнал какойто телефон, там ему дали еще один номер, по которому ему в конце концов удалось найти нужного человека.

        – Сашу можно?

        – Какого Сашу? – Шакурова.

        – Шакуров слушает, – сказал вежливый голос в трубке.

        – Это Валерий.

        – Какой Валерий? – Сазан.

        – Валька, ты! – раздался в трубке взрыв наигранного энтузиазма.

        – А мы не ждали… Тебя что же, раньше выпустили?

        – Не. От звонка до звонка.

        – Валька, да ты знаешь, как я рад! Ты давно приехал?

        – Только что.

        – Время у тебя есть? Хочешь встретимся? Пожрем…

        – Давай.

        – Помнишь пельменную на углу Малаховки? Вот туда двигай. К семи. Заметано?

        – Да.

        – А сейчас извини, – черт, у меня тут дела. До семи. Пока.

        И в трубке раздались короткие частые гудки.

        Весь день Валерий бродил по городу. Деньги у него были, хотя и небольшие, – по пути он подкалымил недельку фузчиком в Архангельске; на Тишинской барахолке Валерий отоварился кожаной турецкой курткой и там же купил бабке килограмм апельсинов. В ларьке, неподалеку от дома, приобрел пузатую бутылку коньяку «Наполеон», показавшуюся ему необыкновенно дешевой.

        Без пяти семь Валерий, в черной кожаной куртке и старых джинсах, извлеченных из встроенного шкафа и ничуть не обгоревших, подошел к бывшей пельменной и замер.

        Пельменной не было. Старые, заляпанные окна общепитовского сооружения пропали. Вместо них на ослепительном заходящем солнце сверкали черные тонированные стекла, сиганувшие будто в московскую блеклую весну прямо с американского небоскреба. Пропал растрескавшийся асфальт у входа в подвал и жестяной навес, вместо навеса – козырек с надписью «Соловей», лихо заломленный к небу.

        Валера спустился вниз. Вход в подвал был обит красивым черным дерматином и пах свежим струганым деревом, хорошей пищей и женскими духами. Валера надавил на кнопку заграничного, вмонтированного в систему наблюдения звонка. – Тебе что, парень? – сказал отворивший дверь вышибала. – Сашку Шакурова. – Не приходил еще. Жди.

        И дверь с лязгом захлопнулась. Валера поднялся по ступеням и, сгорбив плечи, пошел прочь.

        – Сазан!

        Валерий оглянулся. У тротуара тормозила белая «Волга»пикап. Водитель остановил машину и распахнул дверь.

        – Сашка!

        – Сазанчик! Друзья обнялись.

        – Ишь ты какой стал, – проговорил Сашка, первым высвобождаясь из объятий друга, – здоровый, как бык, чуть ребра не переломал.

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту