Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

56

предков?

        Полковник схватил меня за шиворот и сказал:

        -- Я тебя повешу на той же виселице,  что и Адана! Ты говоришь о герое, павшем в борьбе за свободу!

        Голос полковника изменился. Он стал визгливым и неестественным.

        --  Этот человек имел предложения  от известнейших  компаний. Он бросил все -- деньги, покой, безопасность! Его беззаветная любовь  к родине  служит примером моим людям.

        Я  выслушал  все  это и  еще немножко.  Полковник  наконец отпустил мой ворот, и я упал на циновку.

        -- Ага, -- сказал я, -- Ричард Таш беззаветно любил родину. Вместо того чтобы  пробивать себе  дорогу наверх на чужой планете  и  быть мальчишкой на побегушках,  он  стал  вашей  правой  рукой, да?  Непререкаемым  техническим авторитетом? Зрячим в стране слепых, а по совместительству -- предателем. За бывший в  употреблении хлам, который он купил  под видом последнего слова  в системах связи, он положил себе в  карман пять с половиной миллионов, да еще департамент полиции подкинул ему за такую операцию.

        Полковник опять вцепился в меня.

        --  Оставьте  в  покое мою  рубашку,  -- потребовал я.  -- Она  у  меня единственная.

        Полковник выпустил мой воротничок и сел на ящик.

        --  Вы  узнали это,  --  продолжал  я,  --  и  послали  людей  наказать предателя.  И  вы  приписали  это  дело  полиции,  чтобы  прекрасный  пример самоотверженного служения родине не пропал втуне.

        Полковник сидел, опустив голову.

        -- Поэтому  вы  держали  эти  ящики  так, чтобы  они через год  сгнили. Поэтому  вы  сожгли  документацию.  Поэтому  когда  в  ваши  руки  попал  я, специалист по системам  связи,  вы сообразили, что дело  дойдет до ящиков, и готовы были расстрелять меня под любым предлогом!

        -- Ричард  Таш, -- тихо сказал  полковник, -- не был предателем. Он был вором. Он клал деньги народа  в свой карман, воровал, как хотел. Когда я это понял, я предложил  ему на выбор:  быть повешенным, как  собака, или умереть как герой. Он выбрал последнее.

        Полковник  повернулся  и ушел, а  я остался сидеть  среди развороченных ящиков. Он даже  не удосужился сказать, что пристрелит  меня, если я не буду держать язык за зубами, но об этом я и сам догадался.

        В глиняном  домике был  переносной телевизор.  Я  вынес его на веранду, обложился подушками и до полуночи смотрел новости.

        Последние  голоса в  мою защиту смолкли.  Я был окончательно предатель, шпион и  диверсант,  вместе  с Ласси мастерски  обманул  ван Роширена, чтобы получить  у  него  приглашение быть в числе участников проповеди и оттуда со всеми  удобствами  застрелить Президента. Ван  Роширен  был добрый человек и забавный проповедник,  но этот случай доказывал, что он ничего не смыслит  в практической политике, -- двое мерзавцев надули его, как ребеночка.

        Правительство явно ухватилось за меня, чтобы высмеять ван Роширена.

        В последних известиях  показали наши  с  Ласси  фермы.  Деревья вирилеи обросли  маленькими,  дрожащими на ветру шариками,  и  шарики  уже  начинали розоветь. В последнее лето мира судьба подарила мне самый красивый урожай за двадцать лет, но собирать его было некому.

        У ворот фермы под охранным деревцем вирилеи стояли гвардейцы.

        "Анреко"  отреклась  от  меня  Личный  друг  Президента  Филипп  Деннер подтвердил, что  полиция  предъявила  ему убедительные  доказательства  моей измены, и назначил от имени компании  награду за  мою поимку:  десять  тысяч кредитов в качестве  награды и новый автомат с комплектом боезапасов на год, чтобы защититься от террористов.

        Деннер поступал так, как ему было удобней. Он думал, что  я уже не могу кусаться.

        На следующее утро я  явился к полковнику. Он сидел в глиняной  комнатке

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту