Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

35

ангелами и ответили: "Ты хоть и неправильно молишься, но чист сердцем -- мы жалели тебя за неведение и прилетали. А теперь мы уйдем с этим человеком  --  ведь он  и сердцем чист,  и  верует  правильно".  Ван Роширен повернулся и пошел прочь, а ангелы полетели за ним. Жрец, увидев это, разбил жертвенник и закричал, чтобы и ангелы, и ван Роширен остались.

        Этот  жрец  теперь ,тоже ходил по  деревням и  фермам,  а  на  упреки в отступничестве  возражал:  "Если кто  имеет автомат, станет  ли стрелять  из лука?  Если  кто имеет копченую собаку на ужин, станет ли есть  отруби? Если кто узнал Иисуса Христа, станет ли почитать старых богов?"

        Крест победил все  другие узоры на луках и автоматах. Повсюду говорили, что те, кто простят друг другу свои грехи, непременно победят врага.

        Вместо    перспективы    гражданской    войны    перед  страной    замаячила перспектива теократии.

        Поэтому я  не  очень удивился, когда встретил ван Роширена в  замке  на Бродячем Перевале,  куда  меня  позвали  вместе с  Ласси через неделю  после праздника  Первых  Тыкв. Хозяином  замка  был тот самый князь Шадак, который собирал  пошлины  с дорог  и перевозов  и  разрядил свой револьвер над  ухом Деннера.

        Князь собирал оброк с подвластных ему фермеров Кипарисовой долины, а от свободных  фермеров,  каковым был  Ласси, он получал  подарки. Как известно, различие  между  рабами и свободными состоит в том, что рабы платят  князьям Оброк, а свободные дарят князьям подарки.

        Князь  Шадак придерживался старинных обычаев.  Он выехал встретить  мой автомобиль у  подножия замка  на рыжем в черных носочках коне. Князю  уже за шестьдесят:  он был весь, как высушенная щепка, отлично держался  в седле, и зрачки в  его глазах катались,  как капли ртути по белому  блюдцу. Он  был в длинном плаще  из темной и пушистой, не  отражающей свет ткани, и на  голове его  сидела шапочка, похожая на петушиный  гребень.  За его  спиной вставали витые зубцы замковой стены. Из-за зубца таращила красный глазок телекамера.

        Я вышел из машины и расцеловался с князем, а Ласси, выражая покорность, встал на колени и положил свои руки под его руки.

        Пировали  в большой зале. В  зале  было холодна- даже в  середине  лета толстые стены служили  превосходной изоляцией. Зала  была  разделена  на два уровня: наверху,  на скамьях,  сидели князья  и большие  люди,  а на  нижнем сидели местные фермеры и  охотники из свободных  людей. Рабы в  зале не ели, только  разносили блюда.  Меня посадили  слева от князя, а ван  Роширена  -- справа. Ласси, из уважения ко мне, посадили с господами.

        После  третьего  кубка я  основательно  осоловел.  Я моргнул и  спросил князя:

        -- Говорят, к вам  недавно наведывались  гвардейцы.  Сам майор  Ишеддар учинил обыск. Отчего?

        Князь помахал руками.

        -- Господин Президент  узнал, что  у  меня  в замке гостил  мой  старый приятель Рай Адан.

        --  Черт знает что, -- проговорил  я.  -- А  если  бы народ так же мало уважал правителей?

        Князь Шадак взял большой серебряный кубок, украшенный плохо ограненными рубинами, и стал лакать из него пальмовое вино.

        Ван Роширен, улыбаясь, глядел на него. Шадак вылез из кубка и сказал:

        -- Я хотел бы стать христианином.

        -- Так станьте же им, -- промолвил ван Роширен. -- Христос любит вас.

        --  На мне слишком  много преступлений,  чтобы  Христос меня  любил, -- проговорил князь.

        --  Я  не сказал, что Христос  любит ваши преступления,  -- ответил ван Роширен, -- я сказал, что он любит вас.

        -- Ван Роширен хороший человек, -- сказал князь.

        -- Я пьян, -- сказал я, -- а вы не хотите стать христианином.

        -- Откуда вы знаете, -- сказал князь, -- что я хочу?

     

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту