Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

22

        У ворот  фермы мой сопровождающий покинул машину и пошел объясняться. Я высунулся из окна и стал смотреть. Южная сторона фермы была хорошо  защищена маленькой речкой.  С остальных сторон  ее окружал небольшой  ров. На  другом берегу речки  старый бензиновый двигатель  крутил  большое  водяное колесо с подвешенными к нему бадейками. Бадейки съезжали в речку, наполнялись водой и опорожнялись  в каменный  желоб.  Десяток  женщин в  пестрых юбках окунали в желоб ведра, вешали их на коромысло и шли в сад. Босые их ноги давили грязь. У плотной стены трое  туземцев  лежа  играли  в  карты и, жадно раскрыв рты, глядели  женщинам  под юбки.  Я  вспомнил  "Эльзу-люкс",  которую  опробовал сегодня утром. "Эльза"  поливала  гораздо  лучше. Кроме того,  она выглядела привлекательней, чем туземки. От нее не пахло прелым ежом.

        Гид мой наконец закончил переговоры и снова ткнул автоматом под ребра.

        -- Въезжай.

        Я оглянулся в последний раз.

        Женщина, как раз вешавшая  ведро на коромысло, была  довольно молода  с изможденным  красивым лицом,  маленькими ручками  и большим животом. Судя по всему, она была на седьмом месяце.

        Ворота заскрипели и распахнулись -- я  въехал во двор. Во  дворе, перед покосившимся  темным  крыльцом,  стоял  коренастый  человек  примерно  моего возраста  (а  мне  тридцать  два)  ,со  смуглым,  довольно  приятным  лицом, коричневыми  глазами  и    такого  же  цвета  бровями,  разлетающимися  вверх наподобие  пихтовых веток. Свежие полные губы его  чуть коротковаты. На  нем были потертые джинсы и рубашка,  вышитая  целующимися гусями. Под рубашкой с целующимися гусями сидел в кобуре пистолет. Вероятно, это был хозяин дома.

        Я вышел из машины, взял  игрушечный автомат и шагнул  ему  навстречу. Я остановился перед ним, не  доходя двух или трех метров. Он, наклонив голову, ждал. Я покосился вправо: среди родовых деревьев за белой решеточкой торчали два молодых пенька. Так и есть, остальные деревья только-только зацветали!

        --  Мой  сын,  -- вдруг сказал я,  -- вел себя как  мерзавец.  Он хотел отдать вот это вашему сыну. Он просто не переживет,  если ваш сын не возьмет подарка! И не подумайте, что я завтра поеду и куплю моему сыну новый!

        Человек все так же стоял и смотрел на меня, склонив голову, и ничего не говорил. Глаза у него были колючие, как куст шиповника. Я вдруг сказал:

        -- Это я виноват. Это я его  так воспитал,  что человек тысячи долларов должен иметь  тысячу сто долларов, а человек пяти долларов должен иметь шиш. Простите меня!

        Человек в  рубашке с вышитыми  гусями  закусил губу. Глаза его смотрели мимо меня. Черт! Я опять сморозил глупость! Ведь из моей речи следовало, что он -- человек пяти долларов, и вряд ли это пришлось ему по вкусу.

        Хозяин посторонился и показал рукой на крыльцо.

        -- Входите, -- сказал он. -- Гостю негоже стоять на пороге.

        В  главной комнате,  куда  меня  привели,  вместо  циновок на  пол были постелены старые картонные ящики.  С потолка свисал  связанный из  лоскутьев абажур с одинокой лампочкой внутри. Ради меня достали из-под пола и зажарили десяток  морских свинок. Раб-мальчишка,  шелестя по  картону голыми пятками, вынес из погреба кувшин бананового вина. Слава богу, первый же раб обратился к хозяину фермы по имени. Хозяина звали Ласси.

        Мы  разговорились.  Когда-то  Ласси  закончил  ирландский  университет; отделение биохимии. Дальше  --  наследственная ферма, больной отец, сыновний долг...  Какая    там    карьера!  Родственники  ссужают  деньгами    в  случае недостатка, забирают в случае избытка...

        С ним было приятнее, чем с Джеком Митчеллом.

        Мужчины  закончили есть.  К  нам  вышла  женщина  с  большим  животом и

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту