Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

16

сын одного из генералов  Президента и, действительно, потомок того самого Исинны. Кстати, сам генерал бежать не успел, его  зарезали прямо на глазах Президента. Генерал Бассар  возглавлял  дворцовую стражу.  Человек номер три  --  Сай;  говорили, что  это был  единственный  умный  человек  в министерстве  финансов. У всех этих людей были друзья за границей. Не прошло и пяти  лет, как о фанатиках-изуверах уже никто  не писал,  Начали писать  о диктаторе-кровопийце,  которого  поддерживают хищники  из  транснациональных корпораций, сосущие кровь бедняков  Асаиссы, и о  повстанцах, сражающихся за демократию,  свободу  предпринимательства  и национальное  согласие,  против продажных чиновников и международных монополий.

        Мы остановились у гостиницы.

        -- И это все, -- сказал я.

        -- Как все? А выборы?

        --  Ах да, -- сказал я, -- полгода назад прошли очередные выборы,  и на них,  согласно  иностранным  наблюдателям,  победил  полковник,  а  согласно главной избирательной комиссии -- Президент. Дело тянулось  по  инстанциям и комиссиям, и наконец неделю назад арбитры ООН  не нашли  ничего лучшего, как признать террориста главой правительства.

        -- Насколько я  понимаю, -- осторожно сказал ван Роширен,  -- они всего лишь признали результаты демократических выборов.

        -- Демократия, --  сказал я, -- это  не когда партия приходит к  власти через выборы. Это когда  партия, пришедшая к власти, предоставляет оппозиции свободу высказывания, а не варит ее в кипящем масле. Если бы к власти пришел полковник,    то  а)  были  бы    расстреляны  все  чиновники  и  родственники Президента, б) местные князья распоясались бы совсем, в) имущество казненных было бы роздано народу, который бы его и проел.

        Народ  же  голосовал  за  полковника по  двум  причинам: а)  от  общего любопытства черни, которой нравится,  когда казнят сильных мира сего,  б) из надежды на  конфискованное богатство  и в)  по  приказу  князей,  могущество которых тем больше, чем больше в стране бардака.

        -- Не очень-то вы любите демократию, -- сказал ван Роширен.

        Помолчав, я сказал:

        --  Я заеду за вами в двенадцать часов. Мы отправимся на обед к старому Идару Хасу.

        Разворачиваясь перед гостиницей, я заметил под загнутым козырьком храма темную  фигуру. Это был молодой террорист, он жался  к  кирпичной  кладке  и жадно глядел на освещенное окно  ван Роширена. Какого черта этот ван Роширен вздумал  заступаться    за  демократию?  Чудо  --    самая    недемократическая процедура.

        По пути домой я все думал о террористе, целовавшем ему ботинки.

        Но мы так и не побывали у старого Идара Хаса,  бывшего народного вожака и вице-префекта столичной полиции.

        Днем я заехал в гостиницу: ван  Роширен сидел на террасе в  виноградной тени и кушал яичко. В руках у меня была "Daily Express", а в ней -- интервью фанатика, убившего вице-префекта на  пороге его собственного дома: "Я мечтал об  этом  два  месяца,  но  сомневался  в  успехе.  Вчера, однако,  попросил благословения у приезжего святого. Мы молились вместе. Он благословил меня и сказал, что праведное дело всегда удастся".

        Террорист, одетый горцем-охотником, упал перед своей жертвой на колени, вопя  о  справедливости и протягивая  прошение, когда тот  утром  выходил из автомобиля.  Вице-префект  ласково  его поднял и получил удар ножом  прямо в сердце.

        --  Вы и ваши молитвы,  -- сказал я, шваркнув газету  ван  Роширену  на стол.

        Он прочел -- у него стал грустный вид.

        --  Да,  --  cказал  он, -- я  сделал  ошибку.  Что ж, один Господь  не ошибается.

        Мне вдруг  представилось мертвое лицо  вице-префекта,  он  оскалился  и жалобно  проговорил, как вчера:  "Мне надо обязательно

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту