Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

255

Поймал и ужаснулся: Даттам спешно  и  тайно,  через  подставных  лиц продавал зерно, медь, все, что угодно, -- чтобы получить золото.

    Как  ни  надежны  были  кожаные  обязательства  банка,  Даттам  не мог не предвидеть  того,  что,  в  случае  паники  эти  обязательства  могут    быть предъявлены  к оплате все разом, -- и что тогда? Общая сумма выданных храмом обязательств превышала общую сумму его золотых запасов в одиннадцать раз.

    Несколько меньше, -- если считать то золото,  которое  привезли  с  собой чужеземцы  и  которое  вообще-то,  пока эти люди были живы, должно было быть чужеземцам возвращено.

    Кстати -- чужеземцев Даттам посоветовал  держать  довольными  и  пьяными, чтобы даже бежать не хотелось, и глаз с гостей не спускать.

    На  следующий  день  после  отъезда  Даттама Ванвейлен получил с нарочным письмо  от  Бредшо,  аккуратно  распаренное  и  закленное  обратно  шпионами Даттама.  Письмо  было  написано  по-английски,  и  шпионы  вряд  ли  в  нем разобрались. Бредшо излагал свои приключения с  того  момента,  как  у  него украли    передатчик,    (о    чем  Ванвейлен  хорошо  знал:  это  он  пообещал контрабандисту немедленное съедение) и выражал твердую  уверенность  в  том, что корабль цел и никем не обнаружен.

    Ванвейлен спросил, не хочет ли кто сходить к кораблю, но экипаж захныкал. Шутка ли: семьдесят километров, ночная дорога, государственный переворот.

    --  Приказчиков  подведем,  -- извиняющим тоном сказал Стависски, думая о вкусной жратве и храмовых танцовщицах в соседнем флигельке.

    Ванвейлен сказал, что он пойдет один.

    За два золотых приказчик пустил его на склад, и оттуда Ванвейлен притащил в свою комнату целый тюк всякого тряпья. За десять  минут  он  переоделся  в одежду  рабочего-послушника:  штаны  в  клеточку,  рубах-косоворотка, желтые помпончики на поясе и шапке, конопляные туфли с завязками.

    Под это Ванвейлен поддел синие шелковые штаны и куртку с золотой циветой. Так часто одевались мирские  люди,  причастные  делам  храма.  Взял  кинжал, передатчик, в мошну, помимо золота и бумаги, положил кожаный жетон с листами внутри.  Кожаные  листы  были  ему  нужны не столько как деньги, сколько как пропуск и знак власти. Крестьяне смотрели на них не как на чековую книжку, а ка на яшмовую печать. Да, колесо истории повернулось в Варнарайне: теократия на смену государственному социализму...

    Ванвейлен вышел на черный двор,  смешался  с  толпой  рабочих,  ставивших отпечатки  пальцев в ведомости за зарплату, и беспрепятствнено был перевезен вместе с ними на другой берег. За людей рабочих  не  считали  --  куда  там! Различить  в  рабочем  заморского  купца? Скорее Ванвейлена могли заловить и заставить работать третью смену.

    Уже вечерело.

    За воротами храма Ванвейлен  накрутил  послушничью  одежду  на  камень  и утопил  ее  в  глубокой канаве с синюшной водой и свалявшейся пеной по краю. Через полчаса он был уже на дороге, укатанной тысячами  храмовых  повозок  и обсаженной  ровными рядами оливок, -- оливки вдоль дороги сажали специально, чтобы на ягодах собиралась пыль и они быстрее зрели.

    Прошел час после ухода Ванвейлена. Земляне сидели в центральной зале. Они играли в карты, и  было  особенно  приятно  знать,  что  за  перегородкой  в мраморном  бассейне,  формой напоминающем цветок мальвы, плещутся в ожидании гостей несколько девушек. Да, умел Даттам  заботится  о  гостях,  ничего  не скажешь, умел, и из освещенного окна было приятно глядеть на красную фабрику и синюю воду.

    Стависски  как  раз  собирался крикнуть, чтобы подавали гуся, когда дверь комнаты приоткрылась, и в нее проскользнул испуганный управляющий Миус.

    -- Что случилось? -- спросил Стависски.

    Миус выразительно

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту