Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

248

    --  Ну,  что  стоишь,  --  сказал  Хайша-рогатик,  --  лучше  пособи соль выкопать.

    Четверо мужчин  раскопали  укрывище,  выбрали  из  него  мешки  с  солью, схороненные  еще до того, как в Козьем-Гребне разбили военный лагерь, а жена Клисы разложила костер и сварила кашу.

    Уставшие работники обсели котелок.

    -- А что? --  спросил  синий  кафтан,  когда  между  людьми  установилось взаимопонимание вместе работавших и евших: -- выгодно ли соляное дело?

    --  А,  --  цыкнула  жена  Клисы, -- кормимся, как кабан мухами: брюхо не наполнить, так хоть челюстями помахать.

    Клиса грустно и согласно вздохнул. Дело было дрянь. Дело было такое,  что и чихнуть головой в мешок недолго, -- а что оставалось еще?

    --  Какая  ж  прибыль? -- обиженно сказал Лух Коротконосый. -- Мы ведь не какое-нибудь ворье или торговцы. Торгуем себе в убыток...

    Человек недоверчиво кивнул. Лух обиделся.

    -- Рассуди сам, -- сказал он.  --  Справедливая  цена  соли  --  тридцать рисовых  ишевиков,  а мы продаем по десять. Вот и выходит: меняем вареное на сырое.

    Человек засмеялся.

    -- А государство как -- успешно торгует? -- спросил он.

    Хайша встрял в разговор.

    -- А государство не торгует, а о подданных заботится, --  сказал  он.  -- Государево  сердце ведь не выносит, чтоб человек из-за скаредности своей без соли оставался. Стало быть, каждому положено треть шая в  год.  Стало  быть, каждый  должен сдать десять шурров риса или десять рисовых бумажек. Опять же -- тридцать ишевиков -- это цена соли "для стола". А если бы рыбу солить, -- то справедливая цена повыше будет.

    -- Да чего вы человека пугаете, -- сказала жена Клисы. --  Он,  может,  к нам  пристать  хочет.  Рассудите:  в Варнарайне соли нет, границу закрыли, а мы-то остались. Так что мы теперь будем нарушать справедливую цену в  другую сторону.

    --  А я не буду, -- спокойно сказал Хайша и растянулся на траве. -- Зачем мне соль? У меня теперь -- земля.

    И Хайша стал в который раз рассказывать, что случилось две недели назад в его приграничной деревушке на берегу Лоха.

    Клиса довольно крякнул, будто в первый  раз  слышал  эту  историю,  и  от избытка    чувств    прижался    к    синему  кафтану.  Знахарь  слушал  рассказ завороженно. Рука  Клисы  скользнула  за  камлотовый  воротник  к  шнурку  с путеводным    камешком.  "Ну,  мил  человек,  не  оборачивайся,  --  мысленно взмолился он, -- а то ты так хорошо улыбаешься!" Человек не обернулся.

    Хайша вытащил из-за пазухи мешочек и сказал:

    -- Арбузы буду сажать. Большие, полосатые. У меня из рода  в  род  арбузы сажали.  А потом вышел указ, что рис -- основное, а арбуз -- второстепенное. Вот -- семена от отца сохранились. Может, прорастут?

    Все промолчали. Потрескивал костер, плескалась в озере вода. Синий кафтан глядел на Хайшу зачарованно.

    -- А говорят, -- осторожно сказал Клиса, -- господин Баршарг --  истинный потомок Небесных Государей.

    --  Так,  --  уверенно  поддакнула  жена.  --  Помните, как упал небесный кувшин? Я так сразу и сказала: взрастет справедливость, и нам достанется.

    Синий кафтан встрепенулся:

    -- Какой кувшин?

    -- Не кувшин, а корчага Суюнь, -- недовольно ответил Клиса,  --  длинная, как кипарис, серебряная, совсем как в лосском храме, только без ручек.

    Незнакомец хмыкнул недоверчиво.

    -- И куда ж она подевалась... вместе со справедливостью?

    --  А  мы  ее  прикопали,  --  ответил Клиса. -- Вот на том самом месте и прикопали. -- И Клиса махнул рукой вниз. -Ты думаешь, это там берег по весне подмыло? А то хлопот от  властей  не  оберешься.  Взыщут  сначала  ручки  от корчаги, а потом -- остальные недоимки.

    Колдун-незнакомец сунулся в горшок с кашей, но тот был пуст.

    --  И  неужто,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту