Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

239

мягко прыгнул ему на спину.

    Бредшо  взмахнул  с  криком  ужаса руками, вскочил, пытаясь вытащить меч, которого не было, и  слетел  с  мостков  в  воду.  Вынырнул  --  на  мостках хохотали. Бредшо поднял глаза.

    --  Ой! -- сказали на мостках. -- Это не ты. То есть... Это почему у тебя братний плащ?

    Девушка, почти девочка, очень хорошенькая и, действительно, чертами  лица напоминавшая Даттама, глядела на него сверху вниз. Черные волосы увязаны под платком,  ситцевая  кофточка с вышивкой, белая панева в пять полотнищ, белые чулочки. Чулочки, снизу вверх, были видны очень хорошо.

    Девушка разглядывала его, по-зверушечьи склонив головку:

    -- Ты кто такой? Тоже монах?

    Бредшо замотал головой.

    -- Чиновник? -- тон был явно разочарованный.

    -- Нет.

    -- Варвар? Нет, на варвара ты непохож, -- засмеялась она.

    Бредшо все смотрел на белые чулочки.

    -- Ладно, -- сказала девушка. Или девочка? -- Уж если тебе так нравится в воде... Видишь -- корзины с травой? Достань-ка мне их. Даттам, --  прибавила она назидательно, -- достал бы.

    Бредшо  представил себе Даттама, который лазит по воде за шелковой травой для девушки в белых чулочках, и понял, почему  храмовый  торговец  поехал  в столицу через здешний посад.

    Бредшо  таскал  корзины,  пока  не выворотил нечаянно один из шестов и не запутался в длинной, тонкой и прочной траве. Тогда девушка подоткнула паневу и пошла ему  помогать.  Кончилось  тем,  что  они  запутались  оба  и  стали плескаться на мелководье.

    --  Ты  на  всех  так  прыгаешь или только на Даттама? -- спросил Бредшо, осторожно обирая с ее мокрой кофточки шелковые плети.

    --  Только  на  Даттама,  --    сказала    девушка,    опять    по-зверушечьи изогнувшись. -- Он так спас мне жизнь.

    -- Как так?

    --  Мы  как-то  ошиблись,  и  нас  окружили.  Меня  оставили  в  каком-то курятнике, а сами пошли  драться.  И  мама  тоже  очень  хорошо  дралась:  я смотрела  сквозь  щелку.  А  они  не  подожгли  курятник, а хотели нас взять живыми, потому что отец меня и  мать  очень  любил.  Один  солдат,  наконец, посадил  меня  на  коня  и повез: тут успели люди Даттама. Даттам прыгнул со своего коня прямо ему на плечи, оба упали, и Даттам его зарезал.  Мне  тогда было пять лет, но я все очень хорошо помню.

    Девушка  говорила  все это, стоя совсем рядом и обирая траву с его шитого плаща.

    "Господи, -- подумал Бредшо, -- ну и светлые детские воспоминания!"

    -- А вот и он! -- сказала девушка.

    Бредшо оглянулся. Действительно, на краю обрыва стоял Даттам.

    Девушка дала в руки Сайласу затонувшую корзину, и они вдвоем понесли ее к берегу.

    Даттам ждал. На руке у него, на зеленой перчатке, сидел белый  кречет  -- королевская  птица,  которая  стоит  столько,  сколько  пять хороших рабынь, птица, которой можно уплатить  половину  выкупа  за  королевского  конюшего, убитого на ступенях трона.

    -- Вот, -- сказал Даттам, -- ты просила птичку -- поохотиться.

    -- Спасибо, -- сказала девушка, и взяла корзинку из рук Бредшо.

    Даттам  смотрел  на них со странным выражением лица, и если бы это был не Даттам, можно было бы сказать, что он плакал.

          x x x

    Девочку из посада звали Янни, и чтобы  показать  ей  кречета,  Даттам  на следующий день с утра отправился на охоту.

    Это  была  грустная  охота  для  Даттама.  Охота  -- это почти война. Это порядки, противоположные существующим, это мир, который лес,  а  не  сад,  в который  скачут  по  полям,  а не по дорогам. А здесь в этот мир не попасть, здесь вдоль дороги  стоят  деревянные  домики,  чтобы  человечье  дерьмо  не пропадало  зря,  а шло потом на огороды, называемые полями, огороды, где под каждым кустиком риса лежит освященный лист и головка сардинки.

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту