Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

232

шевельнулся Даттам.

    -- Не хотите ли, господин Арфарра, доиграть за меня партию?

    Даттам поклонился и ушел к себе,  то  есть  к  своим  счетным  книгам,  в которые,  верно,  заносил  каждый  подарок и каждого смертельного врага, и в которых, верно,  против  имени  Арфарры  теперь  стояло  "Оплачено".  Бывший королевский  советник Арфарра сел за столик, поглядел на фигуры, улыбнулся и сказал:

    -- Пожалуй, лучше начать заново.

    -- Пожалуй, -- ответил Ванвейлен и сел напротив.

          x x x

    Небесное  солнце  переползло  отмеченную  янтарную  черту  на    часах    и рассыпалось  в  камнях  и  розетках  Залы  Ста Полей. Солнца земного, сиречь императора,  все  еще  не  было,    --    утренняя    императорская    аудиенция задерживалась,  и  араван  Баршарг  стоял  неподвижно,  глядя  на  деревце у государева трона.

    У деревца был хрустальный ствол  и  золотые  листья,  и  как  Баршарг  не старался  быть  равнодушным,  он не мог отвести от дерева глаза. Редко-редко какой из провинциальных чиновников лицезреет волшебное дерево, изготовленное для государя Иршахчана искусными мастерами столицы, а дворцовые  бездельники видят  его  каждый  день. Баршарг ничего не мог с собой поделать -- он опять ощущал себя провинциальным чиновником. Провинциальным чиновником, чьи бойцы, однако, могут изрубить хрустальное дерево в мелкие блестки, и раздарить  эти блестки шлюхам в столичных харчевнях.

    Рядом с Баршаргом стоял его сын. Остальные чиновники -- как отхлынули, до ближайшего    двадцать    шагов.    Баршарг    улыбнулся.  Он  привык  стоять  в заколдованном круге  и  приказывать  всякой  небесной  сволочи  за  огненной чертой.

    Неподалеку    пожилой  смотритель  конюшен  Ахемен  сосредоточенно  изучал квадратные глазки пола. Янтарное поле, гранатовое поле,  яшмовое  поле.  Сто полей  --  и  все  государевы,  только кто государь? Сто полей -- и в каждом пестрые придворные вниз головами, и солнце, ушедшее еще  ниже,  искажает  их лица. Отражение, как всегда -- вернее действительности. Люди говорят шепотом --  скверный  признак,  люди  говорят ничего не значащее -- примета смутного дня...

    Смотритель  конюшен  посторонился,  пропуская  мимо  себя    молоденького, изящного  как бабочка, хранителя свеч. Хранитель пересек пустое пространство перед араваном Баршаргом. Дворцовый чиновник заговорил с провинциалом:

    --  Разрешите  поздравить  господина  Харсому!  Земли  Иниссы  --  сердце империи.  Им  не  нужно  войск,  как  окраинному  Варнарайну,  и  они  вдвое плодородней.

    Смотритель Ахемен фыркнул про себя. Неужели этот  глупец  не  понял  сути назначения?  Варнарайн  --  вотчина  экзарха,  а  в Иниссе чиновники преданы государыне, и экзарх Харсома будет на положении  почетного  пленника.  Потом смотритель  сообразил,  что  свечной  чиновник  ехидничает  и неодобрительно воззрился на юношу. Рыжеватые волосы хранителя свеч, волосы бывшего  потомка аломов-победителей,  были  перекрашены  белым и осыпаны серебряной пылью, но держать себя при дворе со скромностью вейца он так и не научился.

    --  А  правда  ли,  --  оскалился  свечной  чиновник,  --    что    прошлый императорский  указ  назначил  господина  Харсому  одновременно  и  экзархом провинции, и наследником, а нынешний -- только экзархом?

    В этот миг  раздвинулись  занавеси  императорского  трона,  и  стражники, подобные восковым куклам, стукнули хохлатыми алебардами.

    Хрустальное  деревце  закружилось,  и на ветвях его запрыгали и защелкали яшмовые соловьи... Нет, несправедливо подали государю  Меенуну  доклад,  что механизмы    годятся  только  для  войны  или  для  корысти  частных  лиц.  А хрустальное дерево? А чудеса для народных ликований? А хитроумные игрушки? А золотая черепаха

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту