Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

231

бабе! Иметь полную свободу, издавать законы, какие хочешь, а в постели -- упреки и ревнивые слезы!

    К тому же иные ее приближенные! Что за радость  молодой  женщине  держать при  себе выживших из ума сморчков -- только и плачутся о нарушенных заветах Иршахчана. Хотя насчет экзарха Харсомы они, конечно,  правы.  Одно  дело  -- извинять  слабости друзей, другое -- позволять всякой сволочи грабить народ, как Харсома...

          x x x

    Караван Даттама погрузился на баржи и поплыл вниз по Левому Орху.

    Клайд Ванвейлен понемногу оправился от болезни, но так и лежал в плетеной комнатке, завешанной ширмами и циновками из  шелковой  травы,  необыкновенно мягкими, тонкими, ценившимися выше инисских ковров.

    Ему было все равно.

    Его,  человека  из  мира,  который  был  впереди  --  обыграли и унизили. Человек, которому он  верил,  приказал  убить  его,  как  кутенка.  Человек, который ему доверился, был убит.

    Арфарра  вызывал  у него ужас, и еще больший ужас вызывал хозяин Арфарры, наследник  престола,  экзарх  Харсома.  Ванвейлен  не  сомневался:  человек, устроивший  свои  дела  за рекой о четырех течениях, устроит их и в Небесном Городе, и небесный корабль не упустит. О!  Господин  Арфарра,  способный  на все,  когда  речь  шла  не  о  его  личных  интересах,  был лишь свойством и атрибутом своего хозяина, как иные боги -- лишь свойства Единого...

    Предприятие казалось безнадежным. "Мы  едем  в  тоталитарную  страну,  -- думал  Ванвейлен,  -- где непонятно кто хуже -- экзарх или храм, к разбитому корыту, на котором наверняка не сможем улететь, и еще вдобавок выбрали время очередного государственного переворота!"

    Но Ванвейлену было все равно.

    Он помнил мрачную шутку Даттама насчет того, что  в  тюрьмах  империи  не сидят,  а  висят,  и  про  себя  решил:  зачем молчать, ну их к черту, пусть подавятся всеми техническими тайнами, какими хотят, пустят их на расширенное воспроизводство чудес.

    Многое в  экипаже  изменилось.  Головокружительная  карьера  королевского советника    Клайда    Ванвейлена    завершилась  столь  же  головокружительным падением.

    Хозяином каравана  слишком  явно  был  Даттам,  а  Арфарра  находился,  в сущности,  на  положении  почетного  пленника.  И  земляне слушались Сайласа Бредшо, друга Даттама, а впрочем, и сами имели свое мнение.

          x x x

    Вечером четвертого дня  плавания  бледный,  отмокший  какой-то  Ванвейлен впервые  сидел  с  Даттамом  на  палубе под кружевным навесом и играл в "сто полей". Вечерело, Где-то на левом берегу пели песню о пяти злаках и  четырех добродетелях.  Деревня  на  берегу  была подтоплена и порушена: только шпиль городской управы  торчал  высоко-высоко.  Экзарх  Варнарайна,  отец  народа, казнил  бунтовщика  Бажара  и  успокоил  провинцию,  но дамбы, разрушенные в верховьях, восстанавливать не стал.

    Ванвейлен сделал ход: через плечо его кто-то протянул руку  и  переставил фигурку на соседнее черепаховое поле:

    -- Я бы пошел вот так.

    Ванвейлен,  сжав кулаки, вскочил и обернулся. Перед ним, в зеленом паллии и в  сером  полосатом  капюшоне  стоял  Арфарра.  Руки  Ванвейлена  тихонько разжались. Он не видел Арфарру с ночи после Весеннего Совета, -- тот страшно изменился.  Он  и  раньше был худ: а теперь, казалось, остались лишь кожа да кости. Волосы его совершенно поседели -- это в тридцать  семь  лет.  Яшмовые глаза из-за худобы лица казались втрое больше и как будто выцвели.

    Оба  молчали. Где-то далеко, на берегу, стал бить барабан у шпиля управы, и вслед за ним страшно раскричались утки в тростниках.

    -- Я очень рад, господин советник, что вы живы, -- сказал Арфарра.

    "Господи, -- подумал Ванвейлен, -- что еще я прощу этому человеку?"

    Сзади

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту