Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

227

задержании    всех подозрительных  чужеземцев,  поклонился  бумаге,  поцеловал  золотую кисть и показал указ Даттаму:

    -- Сожалею, но ничего не могу поделать, -- сказал он, а про себя подумал: "Великий Вей! Как это говорится в варварской песне: "Какое бы решение сейчас ни выбрал я -- каждое принесет мне неисчислимые бедствия".

    Да!  В  таких  случаях  варвары  звали  гадальщиков  и  спрашивали,    как поступать, но господин Гайсин был человек положительный и суеверия презирал.

    Даттам глядел на указ: на указе стояла тринадцатая печать, черно-розовая. Даттам видел сотни указов экзарха, а черно-розовую печать видел в третий раз в жизни:  первый  раз -- на бумагах, предоставлявших храму право монопольной торговли, второй раз -- на бумагах, предоставлявших право  чеканить  золото. Даттам  вспомнил:  господин  экзарх  в своем летнем дворце, в покое, похожем изнутри на жемчужину, подняв руку, любуется запястьем с изумрудами: "Я люблю эти пустяки за то, -- сказал, улыбаясь, экзарх, -- что цену им придает  лишь людская  прихоть, а не вложенный труд. И бесполезная эта роскошь дает работу миллиону бедняков, а торговля  этой  роскошью  --  другому  миллиону".  Снял запястье  и продолжил: "Из темного -- светлое, из истины -- ложь, и разве не бывает так, что идут смутными путями, а  приходят  к  нужному?  Таковы  пути государства, таковы и пути торговли".

    Даттам,  закусив  губу,  глядел  на черно-розовую печать. Вот цена словам экзарха! Он еще не стал государем, но уверен в победе. Вот -- первый  шаг  к тому, чтобы внешняя торговля опять была монополией государства. Сегодня этот сброд в загончике за окном, а завтра -- он, Даттам.

    Господин  Даттам  отложил  указ  и  поглядел  на господина Гайсина. Арест чужеземцев означал бы, что храм слабее экзарха. Этого бы  Даттаму  никто  не простил.

    Лицо  господина  Гайсина  стало  как  вареная тыква, он вытащил из рукава платок и стал протирать им круглую, как яйцо, макушку.

    -- Господин Даттам! -- с отчаянием сказал он. -- Я бы... Я бы... Но  ведь с вами -- господин Арфарра! Ведь ему... Ведь он шесть докладов о таком указе подавал! Ведь он мне никогда не простит!

    Тут господин Даттам молча усмехнулся и вышел.

    Сайлас  Бредшо остался сидеть и тупо глядеть за окно, где пилили дрова, и чувствовал он себя так же, как  чувствовал  себя  три  года  назад  господин Гайсин,  сидя  в  большом  ларе  и  слушая спор. Только, будучи в отличие от господина Гайсина, человеком умным,  он  не  сомневался,  что  таких  споров случайно не бывает и знал, про кого писан черно-розовый указ.

    Через  полчаса Даттам вернулся в сопровождении бывшего наместника Иниссы, бывшего королевского советника господина Арфарры. Несмотря на то,  что  день был  уже  теплый,  Арфарра  был  в толстой меховой накидке, и долго возился, распутывая ее и ища печать у пояса. А Даттам стоял с ним рядом и,  не  очень даже тихо, шептал на ухо.

    Арфарра, грустно усмехаясь, сказал Гайсину:

    --  Указ  запрещает  допускать  на  землю  ойкумены чужеземцев. Но Горный Варнарайн теперь -- часть ойкумены. А эти люди -- граждане  города  Ламассы, стало быть -- подданные государя. В чем же дело?

    Гайсин кое-что сообразил:

    -- В вашем личном разрешении! -- выпалил он.

    Арфарра сел за стол, нашарил тушечницу и стал писать.

    Даттам,  скрестив руки, смотрел, как он пишет. "Боже мой, -- думал он, -- неужели мы -- одногодки? От этого человека осталось имя -- и печать. Да -- и еще знания. Великий Вей, -- это смешно, что люди, думающие подобно  Арфарре, поглощают  столько  книг.  Ибо  что  такое знание? Всякий человек при всяком строе жаждет обзавестись неотчуждаемым и  прибыльным  имуществом.  Потому  в королевстве  так  ценят  предков  и

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту