Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

226

справедливости,  --  так  руби  оба  ларя пополам, и дай им поровну.

    Тут уж господин Гайсин не выдержал, выскочил из ларя, нагишом.

    -- Смилуйтесь, -- кричит, -- больше не буду! Готов хоть в село ехать,  -- однако не докладывайте экзарху, а пуще -- жене!

    Арфарра  так  разгневался, что кровь пошла со лба. Прогнал мужиков, велел принести Гайсину одежду и сказал:

    -- Вы, я вижу, такой человек, который и в деревне  порожний  сад  найдет. Пишите: сознавая ничтожность, прошу назначить начальником девятой заставы... И если, -- добавил Арфарра, -- замечу какое упущение по службе...

          x x x

    И    вот  третий  год  господин  Гайсин  жил  на  пограничной  заставе  и, действительно, за эти три года набеги на границу прекратились совершенно.

    В чем тут было дело?

    В том, что господин Гайсин был неумен и корыстолюбив.

    Границу защищали горы, искусственные валы и сторожевые  вышки:  "линии  и узлы".    Смысл  "узлов  и  линий"  был,  конечно,  вовсе  не  в  том,  чтобы препятствовать вторжению войска. Варвары -- это было  не  войско,  а  просто разбойники из-за границы. Налетит десяток-другой, награбит и поскорее спешит с  награбленным  обратно. Вот тут-то и приходили на помощь "узлы и линии". С "узлов"  извещали  о  нападении,  а  пока  варвары,  нагруженные    поклажей, копошились у валов, спешили люди из военных поселений, отбирали награбленное и брали заграничных разбойников в плен.

    Эффективность  системы  сильно  повышалась,  если  пограничникам  обещали третью часть отобранного, и сильно падала, если пограничники сговаривались с варварами.

    Гайсин,  как  и  предполагал  экзарх,  был  неумеренно    корыстолюбив    и преследовал  всякого налетчика; и чрезвычайно неумен, ибо никак не мог взять в толк, что если ловить рыбу сплошным бреднем, то на  следующий  год  ловить будет нечего.

    Так  все  и  было  по любимой поговорке экзарха: корова черная, да молоко белое.

          x x x

    Итак, господин Гайсин, в самом смятенном состоянии духа, проверял опись и численность каравана. Господин Даттам,  поднеся  ему,  как  говорилось,  для "кисти  и  тушечницы",  не обращал на него внимания, а стоял, оборотившись к окну, и разговаривал со своим другом, заморским купцом Сайласом  Бредшо.  За окном  рубили зеленые сучья яблонь: вчера налетела летняя метель, снег налип на листья и все переломал. Даттаму все это очень не  нравилось,  потому  что яблони    рубили    в    загончике    арестанты,    арестанты    эти    были    явно контрабандистами и торговцами, а, спрашивается, с каких это пор  на  границе так рьяно останавливают торговцев?

    Господин  Гайсин  с  поклоном  протянул  Даттаму бумаги и еще раз оглядел чужеземца: тот держался  очень  надменно  и  одет  был  много  лучше  самого Гайсина,  а  меч  на  поясе,  с  яхонтом в рукояти, и синий, сплошь расшитый серебром плащ были, ясное дело, личными подарками Даттама.

    -- Весьма сожалею, -- сказал господин Гайсин,  --  но  ввиду  неспокойных времен  и  личного  распоряжения господина экзарха, я должен арестовать этих чужеземцев.

    Сайлас Бредшо изменился в лице, а Даттам вежливо спросил:

    -- Я правильно понял, господин Гайсин?  Вы  хотите  арестовать  людей  из храмового каравана?

    А  надо  сказать,  что  господин  Даттам  дал  "на  кисть и тушечницу" не золотом, и не  государственной  бумагой,  а  самыми  надежными  деньгами  -- кожаной биркой, обязательством на имя храма Шакуника.

    "Великий  Вей!  --  подумал  Гайсин.  --  истинно:  вверх  плюнешь -- усы запачкаешь, вниз плюнешь -- бороду загадишь. Ужасное это дело, если господин Даттам приостановит платеж по кожаным векселям, но разгневать экзарха -- еще хуже.

    Господин  Гайсин  вынул  из  дощечек  указ  экзарха  о

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту