Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

220

Следует ли, -- спросил  араван,  --  предоставить  государю  доклад  о происшедшем?

    Харсома поглядел на него удивленно и сказал:

    --  Государь  нездоров,  к  чему  тревожить  его пустыми слухами? Отложим доклад до Государева Дня: я лично объясню отцу, как обстоят дела.

    Араван  Баршарг  усмехнулся.  Что  возьмешь  с  вейца...  Да  уж,    после Государева  Дня  император  будет  здоров, только имя его будет не Неевик, а Харсома.

    "Великий Вей, -- подумал экзарх, -- неужели он  не  понимает,  что  может быть,  все  наши  планы  уже  лишены смысла? И что мы похожи на преступника, который стремится  выиграть  в  "сто  полей",  а  над  ним  читают  смертный приговор... "

    Стальные внутренние лепестки съехались за чиновником в потертом кафтане и рослым  командиром-аломом.  Ночной  свежий  воздух пахнул в лицо, на озерной ряби лежали, как два скрещенных меча, лунные дорожки от Галь и Ингаль.

    Экзарху было страшно: и доселе в историю вмешивались  не  вполне  мертвые вещи:  Города, Идолы, Дворцы, -- но вот эта не вполне мертвая вещь как герой истории была особенно отвратительна.

    У костра  варвары  раскурочили  большую  банку  из  корабля,  с  какой-то сладостью с орехами, и съели.

    -- Я же сказал, -- ничего не трогать!

    Командир  отряда потупился перед Баршаргом. По красивой картинке на банке люди признали в ней волшебный горшок: сколько ни съешь, все будет  полон.  А вот подвела картинка.

    Командир пнул банку со злостью и сказал:

    -- Почему они едят такую радость, а мы -- нет?

    Экзарх брезгливо усмехнулся.

    --  Вы  видите теперь, -- с мрачным убеждением заговорил араван, глядя на гладкий, без рисунка, кокон. -- Это злой  бог  создал  мир.  Они  покорились злому богу, и он отдал им звезды.

    Экзарх кивнул. Араван был из тех, кто любит искать оправдания собственной жестокости  в божьем промысле. Впрочем, люди всегда норовят различить в небе то же, что донимает их на земле.

    -- Да, -- сказал араван, -- а что вор этот, который вопил, что его убьют?

    -- Как что? -- разозлился экзарх. --  Сказано  же  в  законах  Иршахчана: "Простой человек всегда прав".

          x x x

    Через  неделю  экзарх  сидел за налоговыми документами, когда в роскошный его кабинет  вошел  секретарь  Бариша.  Секретарь  вполголоса  доложил,  что учитель    экзарха,  господин  Адарсар,  посланный  в  Харайн  с  инспекцией, трагически погиб, попавшись в лапы разбойникам Прозрачного Леса. Эти гнусные люди прислали ему письмо от имени вдовы некоего угольщика,  жаловавшейся  на притеснения.  Инспектор  отправился  тайком  расследовать жалобу и попался в засаду.

    Экзарх дернул углом рта и спросил:

    -- Надеюсь, он не долго страдал?

    Глаза Бариши, недолюбливавшего аравана Баршарга, прямо-таки  распустились от радости.

    --  Напротив,  --  сказал  Бариша, -- на теле почтенного ученого -- следы жесточайших пыток. Разбойники, наверное, думали, что инспектор везет с собой много взяток и пытались узнать, где хранятся деньги.

    "Сволочь", -- подумал экзарх о Баршарге, и ровным голосом сказал:

    -- Смерть моего учителя  не  останется  безнаказанной,  и  произошла  она только  оттого,  что  столица  запрещает мне держать внутренние войска! Надо увеличить отряды по борьбе с разбойниками и истребить  всю  эту  нечисть.  Я хочу немедленно видеть аравана Баршарга.

    В тот же день случилась еще одна смерть, вызвавшая куда меньше пересудов: пятый  секретарь  архивной управы, которого Харсома месяца два назад взял от наместника за чрезвычайную осведомленность в делах сект и взяток, помер  при обстоятельствах    несколько  скандальных:  а  именно,  покончил  с  собой  в публичном доме через пять минут после того, как босоногий  мальчишка  принес ему какую-то

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту