Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

100

было страшно. За свои двенадцать лет он вынес немало бед, и мог бы вынести  еще больше, - а то и вовсе давно расти где-нибудь подорожниками, - если бы  не его проворство да еще, верно, особливая  любовь  богов:  он  им  аккуратно откладывал двадцатую часть ворованного. Ну может, не двадцатую, а двадцать пятую... А что? Вот поймают, изувечат руку, - будешь знать, как жадничать.

        Но хотя его личная жизнь протекала среди всяких опасностей, и стоила, по правде говоря, меньше, чем жизнь какой-нибудь  дворовой  кошки,  -  ему всегда казалось, что она протекает на фоне неизменной  и  вечной  в  своем постоянстве  империи  и  мудрости  императора,    по    чьей    воле    весной распускаются почки и птицы начинают нести яйца.

        Теперь, после месяца  пребывания  в  доме  господина  Андарза,  этому ощущению был  нанесен  страшный  удар.  Империя  не  была  безгранична,  - какие-то варвары и купцы ошивались вокруг ее окраин, лазали  по  рекам  до столицы. Империя не была вечна, - эти варвары и купцы разевали на нее  рот и только что не могли согласиться, с какого  края  начать  есть  пирог.  А люди, люди,  близкие  императору,  держащие,  можно  сказать,  подол  неба рукой... черт знает что это  были  за  люди!  Чем  они  руководствовались? Рыночные воры тем не руководствовались, чем они  руководствовались!  Разве рыночные воры станут тащить в столицу  варваров,  чтобы  отомстить  своему врагу?

        Или - карта империи в  кабинете  Андарза,  священная  карта,  которой могли  владеть  только  высшие  сановники,  и    изображения    на    которой превращались в действительность? Город Осуя был обозначен  на  этой  карте частью империи, - город Осуя от этого даже не чихнул...

        А император?

        Хамавн, брат господина Андарза, крикнул: "паршивый щенок, которого не додушили по приказу матери". Андарз, правда, замахал рукавами, - но  Шаваш сразу же понял, что Хамавн сказал правду, и эта правда ставила все в новом мире на свои места. И было в этом новом мире пусто и страшно.

        Варварский поезд въехал во двор ровно в полдень. К изумлению  Шаваша, у варваров оказались не собачьи  головы,  а  человечьи.  Зато  лошади  их, словно женщины, были одеты в длинные, до земли юбки. Впереди  всей  свиты, на лошади с белой шеей и в красной юбке ехал главный король по имени Аннар Рогач. Это был человек весом с молодого бычка, с  квадратным  подбородком, голубыми глазами и изрядным шрамом на большом белом лбе. На нем был боевой кафтан, крытый красным шелком с изображением извивающихся змей и пастей, и красная же шапка, украшенная  тремя  рядами  жемчуга.  В  ухе  на  золотой цепочке висел человеческий зуб.  Зуб  принадлежал  тому  самому  человеку, который украсил лоб Аннара шрамом,  а  все  остальное  было  награблено  в кладовых Аракки. По правый бок короля ехал молодой господин  Астак,  а  по левый бок - господин Нан.  Заметив  Шаваша,  Нан  поманил  его  пальцем  и шепнул:

        - Мы сейчас взойдем наверх: Заслужи  внимание  варваров,  потешая  их фокусами, и послушай, о чем они говорят.

        Императорский наставник  Андарз  вышел  встречать  варваров  к  самым воротам.

        - Я счастлив, - сказал старый король, - видеть вас в добром здравии!

        Господин Андарз провел обоих варваров в роскошный кабинет, и там  они остались вчетвером: старый король Аннар Рогач и его сын, Маленькая Куница, императорский наставник Андарз и господин Нан.

        - Поистине, - сказал Андарз,  глубоко  кланяясь,  -  я,  недостойный, счастлив вас видеть в моем доме.

        - Ого, - сказал Аннар Рогач на своем птичьем языке,  -  счастлив  он, как же!

        Отпихнул кресло и сел на пол.

        - Что он говорит, - справился  Андарз,  делая  вид,  будто  не  знает птичьего языка.

       

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту